Фрай Джеймс | Fry James C "ОБУЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМ В НАСТУПАТЕЛЬНОМ БОЮ"

 
 

Фрай Джеймс | Fry James C "ОБУЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМ В НАСТУПАТЕЛЬНОМ БОЮ"

Цікава книжка. Правда "сухенька" та маленька :)



Фрай Джеймс | Fry James C
ОБУЧЕНИЕ ДЕЙСТВИЯМ В НАСТУПАТЕЛЬНОМ БОЮ
________________________________________
«Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Фрай Д. Обучение действиям в наступательном бою. — М.: Воениздат, 1958.
Оригинал: Fry J. C. Assault Battle Drill. — Harrisburg, Pennsylvania, The Military Service Publishing Company.
Книга на сайте: militera.lib.ru/science/fry_j/index.html
Иллюстрации: militera.lib.ru/science/fry_j/ill.html
OCR, правка: Андрей Мятишкин (amyatishkin@mail.ru)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)
[1] Так обозначены страницы. Номер страницы предшествует странице.
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
Фрай Д. Обучение действиям в наступательном бою. — М.: Воениздат, 1958. — 128 с. / Перевод с английского И. В. Квасюка и H. И. Сахарова. // Fry James C. Assault Battle Drill. — Harrisburg, Pennsylvania, The Military Service Publishing Company.
Аннотация издательства: Генерал-майор армии США Джеймс Фрай описывает в своей книге методы обучения солдата, отделения и взвода действиям в наступательном бою. Автор подчеркивает, что рассматриваемые им методы боевой подготовки пехотных подразделений выработаны на основе опыта, полученного армией США в ходе второй мировой войны и боевых действий в Корее, а также с учетом практики обучения американских войск и существующих наставлений по боевой подготовке. Главное внимание сосредоточивается на отработке навыков, необходимых личному составу пехотных подразделений для успешного проведения атаки. Основные положения книги иллюстрируются боевыми эпизодами, схемами и рисунками. Книга предназначается для солдат, сержантов и офицеров Советской Армии.
СОДЕРЖАНИЕ
От издательства
Предисловие
От автора
Глава 1. Чем вызывается необходимость боевой подготовки?
Глава 2. Основа основ
Глава 3. Последовательность обучения
Глава 4. Сочетание огня и маневра
Глава 5. Одиночная подготовка солдат
Глава 6. Оценка и использование местности
Глава 7. Важнейшие сигналы, используемые в бою
Глава 8. Подготовка в составе отделения
Глава 9. Подготовка в составе взвода
Глава 10. Действия дозоров
Глава 11. Требования будущей войны
Примечания


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Автор книги «Обучение действиям в наступательном бою» генерал-майор Д. Фрай является кадровым офицером армии США, участником второй мировой войны и американской агрессии в Корее.
Фрай считается в Соединенных Штатах специалистом в области методики обучения тактике современного наступательного боя. В данной книге он задался целью обобщить накопленный армией США боевой опыт и создать своеобразное «популярное» учебное пособие для офицера, сержанта и солдата пехоты.
Характерной особенностью данной книги является то, что в ней автор стремится не только подчеркнуть важную роль пехоты как рода войск, но и вполне определенно старается доказать решающую роль человека в современной войне и изложить вытекающие из этого методические принципы обучения одиночного солдата и мелких подразделений пехоты (отделение — взвод) действиям в наступательном бою.
Исходя из требований современного наступательного боя, который, по мнению автора, будет характеризоваться широким применением средств [6] массового поражения, высокой маневренностью и большим рассредоточением боевых порядков на поле боя, Фрай утверждает, что значение пехоты в современном бою отнюдь не снижается. Он подчеркивает, что в современном наступательном бою роль высокой физической выносливости и моральной устойчивости личного состава приобретает решающее значение и в значительной степени определяет ход и исход войны. Однако автор в силу своего мировоззрения даже не предпринимает попыток развить и обосновать эти выводы. Он попросту избегает говорить о методике воспитания высокого морального духа у американского солдата.
По признанию автора, излагаемые в книге основные методические положения по обучению одиночного солдата и мелких подразделений тактике современного наступательного боя не являются совершенно новыми положениями и не идут в разрез с требованиями существующих в армии США уставов и наставлений. Тем не менее автор пытается дополнить и обосновать отдельные положения, касающиеся управления подразделениями и тактики их действий в наступательном бою.
Фрай настойчиво рекомендует широко применять в процессе одиночного обучения и тактической подготовки мелких подразделений принцип максимального приближения обстановки к боевой действительности, предлагает шире применять звуковые сигналы в наступательном бою для управления мелкими подразделениями, неоднократно подчеркивает значение главнейшего тактического требования — сочетания прицельного огня из стрелкового оружия с неуклонным продвижением [7] подразделения вперед. Он ставит себе целью доказать, что только высокая боевая выучка солдата, его личная инициатива и решительность действий в бою обеспечивают выполнение боевой задачи и гарантируют ему сохранение своей жизни.
Советский читатель не сможет найти в данной книге исчерпывающих ответов на многие важные вопросы, такие, например, как современные принципы взаимодействия мелких пехотных подразделений с танками, артиллерией и авиацией, тактические приемы действий мелких подразделений в наступательном бою в ночных условиях, вопросы противоатомной защиты, противотанковой и противовоздушной обороны в наступлении. Тем не менее книга Фрая представляет интерес, поскольку она знакомит читателя с методическими приемами обучения одиночного солдата и мелких подразделений пехоты, а также с господствующими в настоящее время в армии США принципами боевой подготовки войск. [9]

ПРЕДИСЛОВИЕ

С незапамятных времен военачальники искали пути и способы передачи своего боевого опыта молодым солдатам, которым предстоит идти в бой. С этой целью было написано много книг, главным образом разного рода учебных пособий и наставлений. Однако и по сей день проблема эта остается одной из самых острых.
В жизни солдата важную роль играет первый бой. Если солдат остается невредим, он уже обстрелянный боец-ветеран, и его шансы уцелеть в последующих боях повышаются весьма серьезно. Обычно воин, впервые участвующий в бою, думает: «Грош цена здесь твоей книжной науке; вот она — настоящая школа». Но постепенно приобретая даже небольшой боевой опыт и поразмыслив над ним, тот же солдат приходит к выводу, что обучали его вещам крайне нужным и что «книжная наука» очень помогает в сражении.
Книга генерал-майора Фрая представляет собой вклад в решение проблемы, как в кратчайший срок передать солдату максимум боевого опыта, накопленного его товарищами по оружию. Как отмечает автор, у солдата, впервые попавшего под огонь противника, должны быть некоторые, [10] хорошо отработанные навыки. Правильное понимание значения подготовки к действиям в наступательном бою и умелое применение полученных знаний на практике помогут успешно преодолеть многие трудности боевой обстановки. Эта книга дает прочную основу для обучения новым приемам, которые могут потребоваться в условиях атомной войны. И такая последовательность в приобретении опыта, когда навыки, отработанные в учебных условиях, закрепляются на поле боя, куда лучше, чем обратная, так как личные впечатления от первой перестрелки — слишком скудная лаборатория для получения боевого опыта. Гораздо лучше заранее иметь четкий план действий и сразу же решительно сближаться с противником. В процессе обучения отрабатываются действия подразделений не только в ходе первого боя, но и в ходе последующих сражений, когда солдат уже приобрел некоторый опыт и знает, при каких обстоятельствах следует отойти от положений устава, а при каких необходимо строго их придерживаться.
Опыт генерала Фрая весьма ценен для написания такой книги, поскольку автор всю свою жизнь служил в пехоте и в качестве строевого командира участвовал во второй мировой войне и в боевых действиях в Корее. Поэтому его книга вполне заслуживает того, чтобы ее изучили наши будущие боевые командиры.
По окончании военного училища в 1922 году Фрай был назначен командиром пехотной роты во 2-ю пехотную дивизию, а через тридцать лет он командовал 2-й пехотной дивизией в Корее. За эти годы автор последовательно занимал почти все командные должности в пехоте и бронетанковых [11] войсках, включая четыре года службы в пехотной школе в Форт-Беннинге.
Книга написана с большой силой убеждения и с чувством ответственности, что свидетельствует о глубоком проникновении автора в современную боевую обстановку и в те знания и навыки, которые необходимы молодым командирам и солдатам для достижения успеха в бою.
Заместитель начальника штаба сухопутных войск США по вопросам планирования и научно-исследовательской работы генерал-лейтенант Д. Гейвин. [13]

ОТ АВТОРА

Цель этой книги — помочь солдату-фронтовику. Единственной причиной, побудившей меня написать ее, было то обстоятельство, что в нашей учебной литературе, как мне кажется, упущены некоторые наиболее важные этапы обучения пехоты. В основу моей работы легло изучение ошибок, допущенных в боевой подготовке в прошлом, и требований, которые могут быть предъявлены пехотинцу в будущем. Только тот, кто не принимает во внимание дальнейшее усовершенствование оружия и средств передвижения, может считать, что в течение последующих лет наземный бой изменится лишь незначительно. В современной войне, когда возможно применение атомного оружия, пехота, использующая легкую авиацию и вертолеты, без сомнения, будет обладать большой тактической подвижностью, и тогда методы обучения, изложенные в данной книге, сыграют еще более значительную роль. Наши современные уставы ограничиваются изложением того, что должно быть сделано в бою, а я попытаюсь показать солдату, сержанту и офицерам всех рангов, как выполнить задачу и остаться при этом в живых или по крайней мере избежать неоправданных потерь. [14]
Каждый опытный боевой командир применяет различные методы обучения действиям в наступательном бою, чтобы добиться слаженности, особенно необходимой для обеспечения успеха во время атаки. Некоторые командиры широко используют уставные методы. В других случаях закаленные в боях командиры мелких подразделений прибегают к импровизированным приемам взаимодействия в наступлении, основанным на личном боевом опыте.
Каждый из существующих ныне уставов по-своему рассматривает этот вопрос. Данная книга основана на опыте специальных учебных мероприятий, проводившихся в период второй мировой войны, уточненных и доработанных во время боевых действий в Корее.
Когда мы готовили войска к наступлению через Апеннины в сентябре 1944 года, мой полк отрабатывал действия в составе мелких подразделений. Нашей целью являлось развитие в бойцах мужества, уверенности в своих силах и инициативы, присущих хорошо слаженным футбольным или баскетбольным командам. По существу бой представляет собой спортивное соревнование, в котором смерть является наказанием за допущенные ошибки, а возможность остаться в живых является наградой за умелые и разумные действия.
Наступая под ружейно-пулеметным огнем, мелкие подразделения имеют ограниченные возможности маневрирования. Они либо атакуют неприятельскую позицию в лоб, либо обходят ее справа или слева.
По опыту мне известно, что подразделения, обученные по описанным ниже методам, непобедимы [15] в бою. Основные положения этой книги я изложил в инструкции № 45 по боевой подготовке войск, составленной мною, когда я командовал 2-й пехотной дивизией в Корее. Подобная система обучения использовалась и другими дивизиями, а приемы ближнего боя, которым генерал Ван Флит обучал южнокорейскую армию, в основе своей аналогичны приемам, изложенным на страницах этой книги.
Дополнительным доказательством вышесказанного может послужить следующая выдержка из письма, полученного мною от подполковника Эндрю Чика (участника войны в Корее):
«Я хотел бы сообщить подлинный факт, касающийся ваших идей боевой подготовки войск. Как вы помните, основное содержание инструкции № 45 было опубликовано в «Комбат Форсиз Джорнэл»{1} в апреле 1953 года. В мае 1953 года 5-й усиленный пехотный полк был переброшен в район Кипоре для переподготовки. В течение трех недель полк находился в тылу и затратил все это время на отработку действий стрелковых групп, каждая из которых включала двух бойцов, и на боевую подготовку в составе отделения и взвода, используя в качестве руководства статью из «Комбат Форсиз Джорнэл».
Когда наши подразделения были вытеснены с высоты «Гарри», 1-й батальон 5-го полка получил приказ вновь захватить ее. Рота В овладела высотой, прибегнув к приемам, которым она только что обучалась. Командир батальона заявил мне, что он добился успеха лишь благодаря [16] тому, что три недели перед этим он отрабатывал с подразделениями навыки, которые были затем использованы в бою».
Методы обучения, которые я описываю в данном труде, отнюдь не противоречат официальным наставлениям по боевой подготовке войск. Наоборот, мои соображения уточняют и дополняют положения, изложенные в существующих учебных пособиях. В обстановке, когда солдаты вынуждены укрываться от огня противника за камнями и деревьями, когда некоторые их товарищи уже убиты, а некоторые умирают от ран и каждый полон тревоги за свою собственную жизнь, они хотят точно знать, как им лучше выполнить в бою свою задачу, чтобы риск был наименьшим. Они также хотят определенно знать, что должны делать оставшиеся в живых бойцы их подразделения.
По существу излагаемые в этой книге приемы лишь незначительно отличаются от методов обучения, изложенных в наших уставах. В наступательном бою огонь из стрелкового оружия является весьма эффективным, особенно если противник настолько деморализован, что допускает его ведение в период атаки. Однако, когда огонь поддерживающих средств переносится на следующий рубеж, а упорно сопротивляющийся противник продолжает поражать атакующих прицельным огнем, этот метод действий в наступлении может потерпеть неудачу по многим случайным причинам. Данная книга призвана помочь найти верное решение в обстановке, когда упорный противник прочно удерживает свои позиции и атакующая пехота должна овладеть ими под сильным огнем из стрелкового оружия. Если [17] рекомендуемый мною порядок рассредоточения не всегда соответствует нормам, указанным в учебной литературе, это объясняется тем, что, по моему убеждению, солдаты, которым предстоит вместе сражаться, должны находиться вблизи друг от друга на марше и в период подготовки к боевым действиям. В ближнем бою часть солдат каждого отделения используется для осуществления маневра, в то время как основной задачей остальных является ведение поддерживающего огня. Обе группы сближаются с противником так быстро, насколько это позволяют условия местности и боевая обстановка.
Назначение и содержание данной работы полностью подтверждаются следующей выдержкой из предисловия к книге «Боевые действия в Корее» генерал-майора Уорда, занимавшего с 1949 по 1952 год должность начальника военно-исторического управления:
«Слишком часто уцелевший в сражении оплакивает на поле боя не только погибших товарищей, но вместе с этим и свою недостаточную предусмотрительность. Слишком часто солдаты перед боем не представляют себе, как будет сражаться их подразделение. Полевые занятия подразделения, тактические учения, система боевой подготовки в целом — все это дает в итоге опыт, необходимый для достижения успеха в бою... Одной из основных причин неудач на поле боя является незнание солдатами, что надо делать дальше».
Следует надеяться, что эта книга послужит хорошим руководством для обучения войск. Она будет содействовать и подготовке необходимых уставов в соответствии с задачами отработки [18] взаимодействия различных элементов подразделения. Обучение действиям в наступательном бою является наиболее существенной частью подготовки солдат к тому, что их ожидает на войне. [19]

ГЛАВА 1.

ЧЕМ ВЫЗЫВАЕТСЯ НЕОБХОДИМОСТЬ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ?

На поле боя спустился туман, смешиваясь вдали с дымом от разрывов снарядов. Казалось, что над широкой равниной повисла сплошная колеблющаяся пелена.
Солдаты были готовы перейти в атаку. Однако перед этим произошло нечто ужасное.
Разбитые ящики из-под боеприпасов загромождали район расположения роты. Решимость действовать и уверенность в себе явствовали из того, как солдаты и офицеры заканчивали последние приготовления. Нараставший грохот своей артиллерии поддерживал стремление выполнить поставленную задачу. Там, где находился объект атаки, виднелись лишь клубы дыма. Решающий удар предполагалось нанести с расстояния 2000 м, и рота составляла лишь часть сил, выделенных для решения этой задачи. За пехотным батальоном располагались танки, за ними солдаты другого подразделения грузились в вертолеты. В качестве ближайшей задачи роте предстояло проделать проходы для танков через минное [20] поле противника. После этого подразделения воздушного и танкового десантов должны были совершить бросок вперед и захватить объект атаки, расположенный на значительном расстоянии от исходного рубежа. Успех боя определялся правильным руководством, а это зависело от человека.
Командир взвода посмотрел на часы и затем стал вглядываться в облако дыма, окутавшее объект атаки. Внезапная вспышка пламени ослепила его и заставила отвернуться. Ошеломляющей силы взрыв прижал его солдат к земле, и горячая воздушная волна обожгла их дыхание. Оставшиеся в живых были потрясены громовым ударом. По сухой траве между телами убитых пробежали языки пламени.
Последовавшая за взрывом тишина угнетающе действовала на уцелевших солдат. Каждый хотел услышать что-нибудь ободряющее. Но внезапный взрыв атомной бомбы заставил всех замолчать.
В умах командиров один за другим проносились вопросы: кто уцелел, что делать дальше, как наладить управление, как командовать. Неотвязно возникло слово «управление» — требовалось управлять как собою, так и подчиненными.
Командиры крепко сжали микрофоны в руках. Осмотрев поле боя и примирившись с только что понесенными потерями, они уже думали о том, что делать дальше. Они сознавали, что прежде всего необходимо организовать управление и продолжать бой на местности, только что подвергшейся обстрелу и разрушению.
Даже на большом расстоянии от места взрыва все было исковеркано. Люди находились в подавленном [21] состоянии, но это было поправимо. Командиры отделений начали собирать своих солдат. Возгласы «Сюда», «Все в порядке» уже одним своим звучанием производили ободряющее впечатление. Страх рассеивался по мере того, как выяснялось, что потери не так уж велики.
Полчаса ушло на то, чтобы оправиться от потрясения и оценить обстановку. Наконец стало очевидным, что у противника недостаточно сил для перехода в контратаку и использования результатов атомного удара. В итоге командование приняло решение провести наступление в соответствии с первоначальным планом, несмотря на понесенные потери.

КОГДА УПРАВЛЕНИЕ НАХОДИТСЯ ПОД УГРОЗОЙ
После того как подразделения введены в бой, управление ими становится особенно трудным, однако именно управление войсками является наиболее важным фактором, определяющим исход боя. Штабы соединений издают директивы и приказы на всех этапах боя, но возможность влиять ими на ход военных действий относительно ограничена. В звене рота — взвод — отделение в период боя отдача приказов и подача сигналов сильно затрудняются действиями противника. Наиболее трудно сохранить управление в момент, когда передовые цепи стрелков приблизились к врагу для решающей схватки. В этот период боя успех зависит от знаний отдельного солдата и его личной инициативы. Ненужный риск ведет к неоправданным потерям. Солдат идет вперед, чтобы убивать, рискуя сам быть убитым, и в этот момент понимание поставленной ему задачи и отличная выучка в полной мере оправдают себя. [22]

НЕОБХОДИМОСТЬ ОБУЧЕНИЯ В УСЛОВИЯХ, ПРИБЛИЖЕННЫХ К БОЕВОЙ ОБСТАНОВКЕ
В период предварительных занятий каждый солдат должен быть подготовлен к выполнению тех задач, которые могут быть поставлены перед отделением в различных условиях боевой обстановки. Для этого он должен знать мощь вооружения своего отделения, возможности и способы его наиболее эффективного применения. Далее, каждый солдат обязан изучить организацию отделения и методы взаимодействия в бою всех подразделений взвода. Он должен знать, как влияют условия местности на выполнение маневра. Конечной целью предварительной подготовки отделения должно быть усвоение каждым солдатом необходимых знаний, развитие в нем полезных в бою качеств, уменья действовать в момент атаки согласованно с другими бойцами, не ожидая приказов или сигналов командира. Отделение развертывается по приказу или по сигналу командира взвода на заранее указанном рубеже, после чего начинает продвигаться вперед по инициативе командира отделения, который действует в соответствии с конкретной обстановкой.
Вопрос о том, как прибыл солдат на рубеж атаки — пешим порядком, на бронетранспортере, на грузовике, вертолете или легком самолете, — не имеет значения. Сражения выигрывают воинские части, а не отдельные солдаты. Героизм помогает завоевывать победу, и мужество бойцов, конечно, необходимо для этого. Однако эти качества представляют собой лишь мускулы на скелете слаженной боевой работы подразделения. Бой нельзя выиграть одной храбростью солдат. [23]
В учебной литературе эти положения обычно обходятся молчанием, а вопрос об управлении на заключительном этапе ближнего боя излагается лишь в самых общих чертах. В уставах нет четко изложенной картины всего того, с чем может встретиться солдат в бою, а также подробного перечисления наиболее рациональных методов обучения. Это объясняется прежде всего трудностью дать точное описание того, что происходит непосредственно перед передним краем противника. Опыт действий на последнем этапе атаки имеют в основном лишь сержанты и рядовые. Немногие из них пытались описать, что там происходит, или предложить улучшить методы обучения. Большинство прониклось старой военной истиной, что войска могут научиться правильно воевать только после приобретения боевого опыта. Основания для подобного заключения, конечно, имеются, но все же было бы неправильным считать, что ныне существующую учебную литературу и методы подготовки нельзя улучшить и использовать для успешного обучения солдат умелому сочетанию огня и маневра на решающем этапе боя и тем самым увеличить их возможности завоевать победу.
Любой школьник не раз видел картинки, изображавшие, как французские или индийские войска в период колониальных войн побеждали английских солдат, умело используя условия местности, деревья и кустарник для скрытного передвижения. Победа в условиях применения атомного оружия невозможна без использования тех же самых приемов.
Применяемые методы обучения меткой стрельбе и действиям в боевой обстановке не отвечают [24] полностью условиям реального боя. Большинство побывавших в боях молодых офицеров и солдат пехоты обучались меткой стрельбе на стрельбище, где они с расстояния нескольких сотен метров вели огонь по мишеням, обозначающим лишь часть фигуры неприятельского солдата. Почти одновременно их обучали атаковать противника во весь рост, не поясняя, как добиться того, чтобы противник в это время не уничтожил их самих. Им подчеркивали значение огневой поддержки как фактора, который сможет заставить противника оставаться в укрытиях до тех пор, пока наши войска не овладеют его позициями, и, однако, при этом принижалась роль винтовочного и артиллерийского огня противника. Поэтому отсюда с исчерпывающей ясностью следует вывод о необходимости сочетания огня и маневра.
Солдатам-пехотинцам, когда они приближаются к противнику под сильным огнем из стрелкового оружия, надо помнить следующие два правила:
1) в момент сближения с противником одновременно совершать перебежки может лишь минимальное число солдат;
2) действия атакующих солдат необходимо поддерживать прицельным огнем максимальной плотности.

ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВА УВЕРЕННОСТИ В СВОИХ СИЛАХ
Те, кто побывал в боях, часто говорят: «Бой — это тяжелое испытание» или «Войска должны быть готовы к большим потерям».
Эти заявления означают, что солдаты, которым предстоит участвовать в сражении, должны быть подготовлены к худшему. Эта книга опровергает такого рода утверждения. Конечно, в ходе обучения [25] невозможно всесторонне подготовить солдат к перенесению тягот боя. Однако путем последовательно проводимой подготовки солдаты могут быть обучены согласовывать свои усилия в бою. Каждый солдат сможет уверенно продвигаться вперед, если он будет твердо знать, что делают его товарищи, и понимать, как его собственные действия влияют на выполнение общего плана действий подразделения.

СПАСЕНИЕ В ДВИЖЕНИИ ВПЕРЕД
Не следует преувеличивать необходимость быстрого продвижения при сближении с противником, и тем не менее в каждом солдате надо воспитывать решимость продвигаться вперед любой ценой. Всегда кто-нибудь должен первым начать ползти или бежать вперед. Конечно, в бою нелегко решиться на это, что видно хотя бы из такого случая, имевшего место в Нормандии в июне 1944 года.
Солдатам приказали одним броском преодолеть 400-метровую дамбу. Длительная перебежка под ружейно-пулеметным и минометным огнем противника оказалась для большинства солдат непосильной. Лишь горстка бойцов из роты G с капитаном Соулсом во главе решилась на бросок, достигла западной части дамбы и приступила к оборудованию позиций. Несколько заколебавшихся солдат попали под обстрел и были убиты. Первые потери увеличили нерешительность остальных, и в результате дамба стала покрываться телами убитых и раненых.
Когда подразделения неуклонно продвигаются вперед, успех обеспечен, даже если они наступают медленно. Быстрота продвижения атакующего [26] подразделения зависит от степени сопротивления противника. В согласованном, хорошо спланированном наступлении пехота должна максимально использовать поддержку артиллерийским и минометным огнем. Атакующая цепь должна следовать непосредственно за разрывами снарядов своей артиллерии, «прижиматься» к ним. Во время атаки это является самой надежной гарантией безопасности солдат. Тем не менее часто в боевых условиях единственной поддержкой пехотинцев является ротное оружие и прежде всего ружейный огонь.
В период практических занятий солдаты, назначаемые прикрывать огнем продвижение своих товарищей вперед, должны научиться оценивать местность на поле боя, с тем чтобы отдельный боец мог использовать каждую последующую огневую позицию для укрытия и ведения с нее прицельного огня по противнику или по местам, где расположение противника наиболее вероятно. Сосредоточенный огонь всегда вынуждает противника искать укрытие. Сочетание огня и маневра составляет в наступлении комплекс действий отдельного солдата.
Путем развития навыков, систематического обучения и практических занятий солдаты будут подготовлены к тому, что ожидает их в бою. Взгляд командира, брошенный на следующий рубеж, торопливый сигнал или указание рукой, трассирующей пулей и винтовочной гранатой, показывающие намерение командира, имеют в бою не меньшее значение, чем подробные указания. Бой есть подлинное испытание. В бою зачастую нет времени для объяснений, отдачи приказа или подачи сигналов. Если в период предварительной [27] подготовки это не было внушено солдатам, в бою они нередко расплачиваются своей жизнью. Каждый закаленный в сражениях ветеран знает, что наибольший процент всех потерь во второй мировой войне и в войне в Корее приходится на последний этап наступления, когда атакующие войска вплотную сближаются с противником. Наибольшая часть этих потерь являлась результатом артиллерийского и минометного огня. Потери сокращаются тогда, когда позиция противника захватывается с наименьшей затратой времени.
Если подразделение не в силах оторваться от земли и двинуться вперед, оно тем самым представляет собой удобную цель для артиллерийского и минометного огня противника. В этом случае неоправданные потери всегда будут иметь место. Спасением является движение вперед.

ПРИМЕР БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА АВТОРА
Следующий пример показывает важность сколачивания подразделения.
Это было 20 мая 1944 года под Сан-Биаджо в Италии, когда немецкий батальон пытался задержать и остановить преследование своих войск частями 5-й армии генерала Кларка. Условия боя заставили меня принять на себя непосредственное руководство действиями одного из подразделений на переднем крае.
Бой развернулся на территории фруктового сада, часть деревьев которого была еще в полном цвету. Высокая трава надежно укрывала наших [28] солдат. Стояла чудесная солнечная погода: в такой прекрасный день чертовски хотелось жить, но было и не так страшно встретить свою смерть.
Я торопливо пробирался вперед и неожиданно оказался в полном одиночестве на самом переднем крае наших войск, испытав при этом ощущение, которое я никогда не забуду. Обстреливая наши войска, немцы экономили боеприпасы, и это вводило нас в заблуждение. Складывалось впечатление, что в бою участвуют лишь небольшие силы противника, однако протяженность рубежа, занимаемого немцами, заставляла предполагать, что наше наступление будет сдерживаться сотнями вражеских солдат.
То перебегая, то переползая, я осторожно продвигался между деревьями, пытаясь разобраться в обстановке. Около меня находился пехотный взвод, который вел огонь, рассредоточившись вдоль оросительной канавы. Молоденький солдат быстро доложил мне, что впереди наших войск нет и что непосредственно перед нами находится противник. Лейтенант Хэмптон подполз ко мне и отдал рапорт.
В ходе предварительной подготовки полка не были отработаны вопросы совместных действий в составе подразделения, от солдат не требовали проявления личной инициативы. Люди были достаточно мужественны, но они не представляли себе точно, чего от них хотят. Все плотно прижались к земле и ждали. Подняться и отдать распоряжение было равносильно самоубийству.
Я приказал лежавшим вблизи солдатам короткими перебежками продвинуться вперед и, пожалуй, слишком поздно понял, что здесь не место для командира полка. В этом положении мне [29] было крайне трудно влиять на ход боя в целом. Я был на переднем крае и вне зависимости от того, нравилось это мне или нет, мог фактически выполнять обязанности лишь командира взвода. Находившимся около меня солдатам я приказал вести огонь по каждой складке местности, где, по их мнению, могли укрыться немецкие солдаты. Ориентируясь по звукам выстрелов, указывавшим направление к позициям противника, мы медленно продвигались вперед. В тот момент, когда я перебегал открытый участок местности, пытаясь ускорить наше продвижение, пулеметная очередь внезапно ударила по листьям ближних деревьев и по траве около меня. Я остался в живых благодаря счастливой случайности. Свалившись в оросительную канаву, я укрылся от наблюдения противника, и немецкие пули теперь не причиняли мне вреда. Затем я переполз к более безопасному укрытию под деревьями. Наше наступление развивалось очень медленно. Командир отделения и два его помощника, пытавшиеся увлечь солдат вперед, были убиты.
Внезапно из тыла появился наш средний танк. Ведя огонь, он продвигался по саду. Это оказалось именно той непосредственной артиллерийской поддержкой, которая была так нужна нашим солдатам. Она явилась решающим фактором боя. Через несколько минут над немецкими позициями появился белый флаг и пули перестали щелкать о броню танка. Во всю мощь своего голоса я скомандовал: «Прекратить огонь». Шестнадцать сильно перепуганных немцев бросились вниз с холма с высоко поднятыми над головой руками. До конца боя мы захватили еще сто десять пленных. В это утро наш батальон [30] потерял трех офицеров и шесть командиров отделений.
Приведенный пример свидетельствует о необходимости систематического обучения младших командиров руководству действиями солдат на переднем крае, где грохот и сумятица не позволяют использовать обычные методы управления. Именно в этой обстановке, в условиях, когда результат боя зависит всецело от личной инициативы солдат, они инстинктивно должны действовать правильно. Необходимость детального изучения того, что должен делать каждый солдат на этом этапе боя, будет хорошо понята в том случае, если данному вопросу отведется достаточное время на ротных, батальонных, полковых и дивизионных учениях.

НАЗНАЧЕНИЕ ТАКТИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ
Говорят, что сражение выигрывают лишь остатки тех частей, которые были первоначально введены в бой. Это, несомненно, верно, и каждый генерал знает, что исход боя всегда зависит от успешного выполнения своих задач лейтенантами, сержантами и рядовыми. В связи с этим совершенно очевидна необходимость проведения практических занятий и учений, охватывающих различные виды ближнего боя.
Таким образом, обучение действиям в наступательном бою имеет своей основной целью развитие в отдельных солдатах и командирах мелких подразделений личной инициативы, уверенности в своих силах и решительности в условиях ближнего боя, когда командиры взводов и отделений лишены возможности отдать устный приказ или подать сигнал. [31]
Обучение действиям в наступательном бою необходимо для любой войны — атомной или с применением обычного вооружения. Главная задача — выработать в солдатах навыки действий в составе подразделения. Наземный бой — это не поединок в воздухе, в котором побеждают асы, это сражение между подразделениями. Отдельные солдаты в тот или иной момент могут в известной степени повлиять на ход боя, но конечный успех обеспечивается действиями подразделения в целом. Поэтому необходимо, чтобы каждый солдат понимал назначение своих соседей и мог рассчитывать на их поддержку.
Эта книга и написана для того, чтобы объяснить солдатам и командирам мелких подразделений, как достигнуть слаженности действий в бою.


ГЛАВА 2.
ОСНОВА ОСНОВ
Никогда еще отделение не находилось в таких трудных условиях. Дождь и слякоть были невообразимые; казалось, чья-то безжалостная рука перевернула все на свете; земля дрожала от взрывов, и эти сотрясения отдавались в головах и телах людей. Одна из трудностей заключалась в том, что стрелки из-за плохой видимости не могли твердо выдерживать прицел. Обстановка оставалась совершенно неясной, несмотря на то что было еще светло. Людей терзало чувство голода. По мнению солдат, обстановку не улучшала и ругань сержанта — одного из тех старых служак, [32] которые знали только свои обязанности и ни с чем другим не считались. Что бы ни делал солдат, «железный сержант» неизменно вносил поправки.
Новый взрыв потряс воздух. Один из солдат вскрикнул и упал на землю лицом в грязь. Однако сержант был безжалостен: «Этак ты никогда не усвоишь самых простых положений устава. Надо было укрыться за пригорком, и взрывная волна не ударила бы тебя так сильно. Как же ты будешь действовать в бою, если не умеешь вести себя на тактических занятиях?».
Основные положения устава отрабатываются на учебном поле. Опыт же приобретается на поле боя.
Наземные боевые действия будут вестись всегда, в любой войне. Еще не изобретены машины, способные заменить человека. Основная разница между прошлыми войнами и войнами предстоящими состоит в том, что в будущем солдатам придется выносить воздействие гораздо более мощного оружия. Поэтому в настоящее время, более чем когда-либо в прошлом, основные правила ведения боя должны быть глубоко усвоены каждым солдатом и регулировать его действия так же, как электронный прибор контролирует полет управляемого снаряда.
ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА
Основной задачей сухопутных войск всегда будет уничтожение вооруженных сил противника. Для солдата, действующего на переднем крае, это означает готовность убить или захватить [33] в плен врага с наименьшими для своего подразделения потерями. Для успешного выполнения подобных задач в сложных условиях будущей войны необходимо, чтобы каждый солдат и командир подразделения усвоил основные положения действий в наступательном бою.
ВАЖНОСТЬ ТАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ
Элементарные положения тактической подготовки, когда они уже усвоены, всегда кажутся относительно простыми. Действительное значение этих положений редко удается понять полностью, пока их не подтвердит жизнь. Только когда они впервые находят свое применение в грохоте боя, солдатам становится ясно, что даже самые простые элементы практического обучения чрезвычайно важны. Когда речь идет о победе или поражении, о жизни или смерти, солдаты начинают отчетливо представлять себе значение точного огня, правильных приемов передвижения на местности, маневра, управления и связи в бою, четкого взаимодействия всех видов оружия. Вот когда они осознают необходимость полевых занятий.
Основные тактические положения одинаковы для подразделений всех родов сухопутных войск. Применение их зависит только от расстояния до противника, имеющегося вооружения и от способов связи и передвижения. Так, например, командир танка применяет в бою пушку, а пехотинец — винтовку, но основное требование и к пехотинцу и к танкисту одно и то же — вести огонь быстро и точно, без промедления убивать врага. [34]
ТОЧНЫЙ ОГОНЬ И ПЕРЕДВИЖЕНИЕ НА ПОЛЕ БОЯ
Первый, наиболее важный элемент боевой подготовки состоит в том, чтобы научить солдата вести точный огонь из личного оружия. Приемы меткой стрельбы с достаточной полнотой излагаются в нашей учебной литературе, но крайне трудно объяснить важность ведения точного огня. Опыт боевых действий как в период второй мировой войны, так и во время войны в Корее показывает, что многие солдаты, участвовавшие в боях, не сделали ни одного выстрела из своих винтовок. Некоторые из них боялись высунуться из укрытий и, таким образом, по малодушию и трусости не оказывали никакой помощи товарищам. Многие американские солдаты погибли только из-за этого. Другие не поняли важности точного, прицельного огня. Вот основные проблемы, которые может встретить и должен разрешить каждый офицер, готовящийся стать умелым боевым командиром.
Роль меткого, прицельного огня из стрелкового оружия хорошо показана в рассказе ветерана первой мировой войны капитана Миллера.
Во время боев южнее Суассона во Франции рота капитана Миллера наступала по полю. Пулеметный огонь, открытый противником с господствовавшей над местностью высоты, заставил солдат искать укрытия. В результате один пулемет остановил наступление целого взвода. Миллер переполз на слегка возвышавшийся над местностью участок поля, где солдат сообщил ему, что время от времени ему удается видеть за травой каску немецкого пулеметчика. Дальше приводятся слова самого капитана Миллера, который [35] был выдающимся стрелком, о значении точного огня.
«Я взял винтовку у ближайшего солдата, занял огневую позицию, рассчитал дальность до цели и учел влияние ветра, т. е. действовал так, будто бы мне требовалось произвести точный выстрел на стрельбище. Вдруг я увидел каску немецкого пулеметчика, открывшего огонь. Я прицелился в бугорок, за которым скрылась голова пулеметчика и стал ждать. Несколько секунд спустя немец снова дал очередь и вновь стала видна его каска. Я осторожно спустил курок. Раздался выстрел, и каска немецкого пулеметчика свалилась с его головы. Пулемет замолк».
Второй существенный элемент подготовки, который должен быть хорошо отработан, — это передвижение на поле боя отдельных солдат и целых подразделений. Указания наших уставов о передвижении на поле боя совершенно определенны и четки. Они не нуждаются в каких-либо изменениях. Не следует также вносить поправок в положения о расчлененном строе при передвижении подразделений под неприцельным огнем артиллерии, минометов и стрелкового оружия.
Солдаты, попав под точный ружейно-пулеметный огонь, инстинктивно пытаются найти укрытие. Любые указания по борьбе с этим бесполезны и выполняться не будут. Под прицельный огонь редко можно попасть на расстоянии свыше 400 м от противника, а, как правило, такой огонь ведется с дистанции 200 м. Отвечать на огонь противника с большей дистанции бесполезно, но при подходе на расстояние действительного огня необходимо внимательно руководить действиями [36] каждого бойца, обеспечивая организованное наступление подразделения и не допуская неоправданных потерь.
Есть на поле боя такая полоса, где солдат наиболее остро испытывает чувство страха. Это та полоса, которую птицы пролетают беспрепятственно, а человек пытается переползти, как насекомое, — полоса всеуничтожающего огня противника, получившая меткое название «ничья земля». На ней и разыгрывается этот этап боя, в ходе которого наступление может успешно развиваться только при условии хорошо спланированных и тщательно согласованных действий всех солдат подразделения, и на этом этапе действия пехоты не сопровождаются призывными звуками труб; согласно нашим уставам устные приказания отдаются в самой лаконичной форме, а сигналы используются минимально. Любое промедление вне укрытия ведет к гибели, что убедительно подтверждается потерями. Солдаты стремятся «зарыться в землю»; обычно они находят убежище за пнями, деревьями, большими камнями — за любым укрытием, которое оказывается поблизости. Из-за таких укрытий невозможно вести наблюдение, и тем не менее каждый солдат использует их, чтобы облегчить себе продвижение под прицельным огнем противника. Постановка дымовой завесы, огонь минометов и артиллерии, стрельба винтовочными гранатами — все будет содействовать наступлению, но наибольшую безопасность обеспечивает быстрое продвижение вперед.

НАПРАВЛЕНИЕ АТАКИ
Именно на этом этапе боя используются навыки, отрабатываемые на первых тактических [37] занятиях. Командир отделения указывает направление атаки. Для этого он либо сам первым вырывается вперед к рубежу, более близкому к противнику, либо подает соответствующий сигнал. Солдаты следуют за ним по своей инициативе, когда приходит их очередь.
Нельзя заранее точно указать каждому солдату, когда он должен двинуться вперед. Обычно это определяется характером укрытия и местом, отведенным тому или иному солдату в группе огневой поддержки или группе маневра. Как правило, первым должен двинуться солдат, находящийся сзади других, чтобы быть в одном ряду с остальными бойцами отделения. Тем не менее, если этому солдату стало ясно, что противник обнаружил его местонахождение и внимательно наблюдает за ним и что его жизнь зависит от правильно рассчитанных и незаметных для врага действий, ему рекомендуется приостановить движение. В подобных условиях первым должен выдвинуться его ближайший сосед, располагающий лучшим укрытием. Этим он отвлечет внимание врага и косвенно окажет помощь своему товарищу, находящемуся в более опасном положении. Однако лучшей гарантией безопасности каждого солдата в отдельности является сочетание огня и маневра. Для солдата, который прячется за укрытием, в то время как его товарищи идут в атаку, не может быть никаких оправданий. И все же отчеты о боевых действиях свидетельствуют о том, что такие солдаты еще имеются.
Помощник командира отделения ведет наблюдение за солдатами отделения и помогает командиру в управлении их действиями. Указав направление [38] движения группе огневой поддержки, он обычно последним продвигается вперед и принимает необходимые меры для обеспечения непрерывного наступления с использованием наиболее удобных подступов и промежуточных рубежей.
РАСЧЕТ ДВИЖЕНИЯ ВПЕРЕД
За один бросок солдат покрывает расстояние от 15 до 40 м, с тем чтобы даже меткий неприятельский стрелок не смог произвести по нему точный выстрел. На этом этапе боя не используют ни сигналов, ни устных приказов. В данном случае находит применение второе крайне важное правило — самый тщательный расчет движения вперед. Когда расстояние до противника уменьшается настолько, что появляется возможность вести по нему точный прицельный огонь, командир отделения разбивает своих солдат на группу маневра и группу огневой поддержки. Это может быть сделано посредством сигналов или отдачи устных приказов.
Основные положения по обеспечению взаимодействия стрелковых подразделений с подразделениями оружия, не входящими в состав взвода, в ходе обучения действиям в наступательном бою не отрабатываются. Эти положения рассматриваются здесь только попутно. Они представляют собой самостоятельный раздел устава.
ЗНАЧЕНИЕ МЕСТНОСТИ
Последним основным положением, имеющим важное значение при обучении действиям в наступательном бою, является оценка местности. Солдаты и младшие офицеры нередко считают, [39] что оценка местности входит в обязанность только командиров частей и соединений. Это, безусловно, неверно. Местность оказывает существенное влияние на действия любой войсковой единицы от отделения до армии. Причем оценка местности посильна для любого солдата. Об этом свидетельствует следующий эпизод, имевший место в конце второй мировой войны.
Разведывательному отряду были приданы три танка. Когда отряд достиг вершины холма, около двадцати зениток противника открыли по нему огонь. Солдаты прижались к земле и стали высматривать себе укрытия. Однако вокруг не было ничего подходящего, а окопаться не представлялось возможным. Командир сказал солдатам, что попытается найти место получше, и пополз назад, но всякий раз, когда он поднимал голову, немцы еще более усиливали огонь.
Преодолев метров пятнадцать, командир случайно свалился в канаву глубиной около метра. Она могла служить каким-то укрытием, и командир дал сигнал другим солдатам двинуться к нему. Первым был рядовой Нью, он встал и побежал. Трудно понять, как он остался жив. Когда все собрались в канаве, огонь зениток затих. Теперь можно было обдумать, что делать дальше. Выбравшись с вершины холма, отряд очутился в безопасности.
Оценка местности, лежащей перед отделением, не представляет особых трудностей. Каждый солдат может понять, какая сторона холма представит наиболее выгодное укрытие от атомного взрыва; каждый может найти канаву, которая обеспечит ему безопасность. Солдату, например, нетрудно видеть, что этот крутой склон не даст [40] возможности наступать и что на том открытом участке местности он может погибнуть. Солдаты должны разбираться во всех характерных особенностях местности, если они хотят добиться успеха в бою. Любой участок местности может предоставить то или иное укрытие. Даже небольшое углубление способно укрыть человека и сделать его малозаметной целью, особенно когда дым и пыль покрывают поле боя, а страх и волнение действуют на нервы противника и снижают эффективность его огня.
Основной целью боевой подготовки мелких подразделений должно быть внушение солдатам уверенности в своих силах — уверенности, основанной на отличном знании того, как следует действовать в бою. Только таким путем можно добиться решительности действий всего подразделения.
Командир подразделения и его солдаты, обучаемые методам сближения с противником, должны усвоить следующие основные требования:
1. Вести точный прицельный огонь, последовательно распределяя его по целям.
2. Быстро, дружно и решительно продвигаться вперед, действуя в соответствии с распоряжениями командира.
3. Использовать все преимущества местности, на которой предстоит атаковать врага.

ГЛАВА 3.
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ
Руководителю занятий нетрудно нарисовать такую картину боя, чтобы каждый солдат мог легко понять важность слаженной работы подразделения. [41] В учебных центрах всегда найдутся командиры различных степеней, имеющие боевой опыт. Руководитель должен также подыскивать и зачитывать солдатам наиболее показательные эпизоды военных действий, ознакомление с которыми поможет изучению основных вопросов боевой подготовки и подчеркнет важность всех ее этапов. Приводимый ниже боевой эпизод, рассказанный участниками описываемых событий, является примером слаженной работы подразделения в бою.
29 марта 1945 года 106-я кавалерийская группа{2} прикрывала наступление 15-го корпуса. Мы были приданы эскадрону В, которому предстояло прокладывать путь 5-й пехотной дивизии.
Мы гнали немцев. Наш головной дозор наткнулся на их укрепленную позицию с противотанковым орудием, и нам, танкистам, было приказано открыть огонь по противнику. Прямым попаданием мы подавили орудие. Наводчик был убит, а орудие выведено из строя. Продолжая вести огонь фугасными снарядами, мы двинулись вперед, предоставив возможность нашим разведчикам довести дело до конца. В результате противник потерял восемь человек убитыми и несколько ранеными. Кроме того, мы захватили тридцать пять пленных.
Разведчики двинулись вперед, а мы последовали за ними и прошли лишь небольшое расстояние, как вдруг головной дозор наткнулся на промежуточный рубеж, занятый всего десятью немецкими [42] солдатами. И этот рубеж был подавлен нашим огнем, а разведчики очистили его от немцев.
Так как было совершенно ясно, что нам придется наступать, наталкиваясь на такого рода сопротивление в течение всего дня, лейтенант Дикенсон приказал танкам следовать за его бронеавтомобилем и оказывать огневую поддержку. Такая форма взаимодействия оказалась очень удачной. Когда мы продвинулись примерно на 600 м, нас обстреляли немецкие снайперы, расположившиеся где-то на высотах. Броневик и танк лейтенанта Марсилиуса стремительно двинулись по дороге, ведя огонь на ходу. Один удачно посланный фугасный снаряд угодил как раз в центр расположения противника. Уцелевшие немецкие солдаты выбежали с поднятыми вверх руками.
Вот так мы и работали, временами обходя противника и оставляя его в своем тылу на попечение других подразделений. Потери немцев росли.
Как только мы вошли в ближайший поселок, реактивным противотанковым снарядом был подбит шедший впереди бронеавтомобиль, при этом один член экипажа погиб, а другой получил ранение. Улицы поселка были настолько узки, что танки и броневики могли действовать только с трудом. Мы обстреляли из пулеметов и 75-мм орудий всю территорию поселка, после чего разведчики покинули машины и выбили немцев из развалин.
К 14.30 мы очистили поселок от немцев. При этом противник потерял двадцать человек убитыми и примерно столько же было захвачено в плен. Пришло время двигаться к следующему [43] населенному пункту, находившемуся примерно в 1500 м дальше по дороге. Позднее в этот поселок вошла наша пехота. Пехотный командир попросил полковника Маккарти направить взвод танков на окраину поселка, чтобы выбить засевших там солдат противника. Обратите внимание на темпы боя: удар, ответный удар, активная реакция на действия противника, рывок и за ним огонь по противнику. Бей, или ты сам будешь убит. Обратите также внимание на результаты быстрых и решительных действий подразделений, оказывающих взаимную поддержку. В состав этих подразделений входили: пехота, танки, легкая артиллерия и бронеавтомобили.
Если перед солдатами поставлена задача уничтожения противника, враг в итоге боя должен быть убит пулей или снарядом. Это требует точного, прицельного огня. В свою очередь противник будет пытаться по возможности убить атакующего, но для него это будет труднее, так как он стреляет в бегущего человека. Снова мы видим необходимость сочетания огня и маневра. В равной степени понятна важность оценки местности. Если противник не видит атакующего, следовательно, он не может и уничтожить его. Отсюда ясно, насколько важно для пехоты использовать возможность укрыться за скалами, за деревьями, в канавах, в воронках от снарядов, в тени и другими способами.
Однако для успешного применения на поле боя теоретических правил взаимодействия отдельных солдат и целых подразделений необходима настойчивая и последовательная подготовка. Осуществляется она путем объяснения, показа практических и проверочных занятий. Все это вполне [44] удовлетворительно изложено в уставе ФМ 21–5. Руководители занятий должны использовать установившуюся методику обучения. Им следует устно изложить то, что нужно усвоить солдатам, и подкрепить рассказ наглядными пособиями, чтобы солдаты могли увидеть своими глазами, что от них требуется. Далее необходимо последовательно переходить от действий отдельного солдата к согласованным действиям целых подразделений. Очень важно производить поверочные занятия для выяснения достигнутых успехов.
Хорошо, когда каждый солдат знает, насколько его действия способствуют выполнению задачи, поставленной перед подразделением в целом. Солдат должен сознавать, что он является важным винтиком в сложном армейском механизме и что общий успех складывается из успешных действий отдельных солдат.
ОБЪЯСНЯЙТЕ КАЖДУЮ ДЕТАЛЬ
В начале обучения действиям в наступательном бою нарисуйте солдатам «широкую тактическую картину». Один или два часа занятий на эту тему в классе или с классной доской в поле дадут хороший результат. Подчеркните тот факт, что в условиях ближнего боя бросок каждого отдельного солдата к окопам противника прикрывают огнем остальные восемь стрелков отделения.
ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ ОГНЕВОЙ ПОДДЕРЖКЕ
Совершенно нетрудно объяснить солдатам, что в обычных боевых условиях из состава целого батальона к позициям противника одновременно [45] приближаются не более 18 человек. За этими 18 солдатами находятся примерно 150 стрелков, ведущих прицельный огонь. Кроме них, по противнику будут вести огонь не менее шести отделений оружия, три взвода оружия, одна рота тяжелого оружия, минометный взвод из минометной роты полка, взвод или даже более танков и не менее 18 105-мм орудий или орудий более крупного калибра. [46]
СКОЛАЧИВАНИЕ ОТДЕЛЕНИЙ
После того как командиры рот и взводов пробели вводные тактические занятия, командиры отделений должны продолжить обучение на отведенных для них участках местности. В ходе обучения отрабатывается слаженность действий внутри и между небольшими группами солдат, которые сражаются вместе. Обычно эта группа состоит из четырех — пяти бойцов, хотя в бою она может уменьшиться вследствие потерь. Однако согласованные действия даже двух бойцов продолжают быть эффективными.
В период второй мировой войны отделения в составе 12 стрелков разбивались на три отдельно действующие группы, которыми распоряжался командир отделения. Их действия были весьма эффективны. Группа А состояла из трех разведчиков и имела своей задачей обнаружить противника, определить его местонахождение и атаковать его. Группа В, включавшая четырех солдат, сосредоточивала свои усилия на том, чтобы атаковать врага, используя маневр, в то время как группа С, состоявшая из пяти человек во главе с помощником командира отделения, должна была вести эффективный поддерживающий огонь и усилить ту группу, которая первой ворвется в расположение противника. При использовании этого тактического приема непосредственно на поле боя применялись самые различные варианты.
Ныне существующее отделение в составе девяти солдат уступает несколько отделению старой организации по своей гибкости, однако оно позволяет выделить две активно действующие [48] группы. В момент приближения к противнику командир отделения с группой из четырех солдат обычно осуществляет маневр. Помощник командира отделения и оставшиеся три солдата, как правило, выполняют задачу огневой поддержки, приближаясь одновременно к позиции противника по мере продвижения вперед группы маневра. Лишившись возможности беспрепятственного ведения огня по противнику, группа поддержки обязана немедленно присоединиться к группе маневра.
Подчеркните, что в бою эти две группы могут поменяться между собой ролями, если условия [49] местности вызовут в этом надобность. Может получиться, что первоначально выбранное направление атаки вывело группу маневра к очень удобной высотке, господствующей над позицией противника, но отрезанной от нее каким-либо естественным препятствием. В этих условиях огонь по противнику открывает группа маневра, а группа поддержки начинает продвижение вперед.
Очень важную роль в процессе обучения играет простота изложения. Сравнение задуманного маневра со спортивным соревнованием способствует лучшему пониманию его солдатами. Солдат [50] должен помнить, что обычно в бою применяется не более трех, в крайнем случае четырех различных способов действий отделения. Изучение этих способов не представляет трудности, а используемые при этом сигналы легко запоминаются.
ОТРАБОТКА МАНЕВРОВ ОТДЕЛЕНИЕМ
Почти каждое учебное поле располагает условиями местности, необходимыми для отработки любого маневра. Выведя сюда свое отделение, сержант объясняет: [51]
— Сейчас мы займемся одной из тем тактической подготовки. Этот район выбран как наиболее подходящий для отработки маневра влево. Предположим, что мы должны атаковать позицию противника, расположенную там (показывает на местности). Наиболее удобные подступы находятся здесь, слева, а наилучшая позиция для ведения поддерживающего огня находится вот там. Предположим, что направляющий отделения, сближающегося с противником, находится здесь. Солдаты группы поддержки могут выдвигаться к огневым позициям, с которых они будут [52] поддерживать действия остальной части отделения. Группе маневра следовать к позициям противника, выбирая наиболее удобные подступы. Через несколько минут мы соберемся по моему сигналу и обсудим эти вопросы.
И командир отделения отрабатывает этот маневр со своими солдатами до тех пор, пока каждый из них не получит ясного представления о том, как должно действовать отделение в целом и какая роль отводится лично ему.
ПРОДВИЖЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ СОЛДАТ ПОД ОГНЕМ
До обучения действиям в наступательном бою необходимо также усвоить основные приемы продвижения солдат на местности в боевых условиях. Тщательно подготовленный показ этих приемов убедит даже наиболее скептически настроенных солдат, что возможность уцелеть в бою значительно увеличивается, если солдат полностью овладеет этими приемами.
Подниматься в атаку стремительно, делая рывок в сторону, с тем чтобы не оказаться удобной целью для неприятельского стрелка, ожидающего вашего появления; занимать огневую позицию незаметно, не раскрывая перед противником ее точного расположения; при перебежках постоянно менять направление движения.
Все это увеличивает шансы остаться в живых.
Многие солдаты погибали потому, что противнику удавалось заметить их, когда они еще только готовились подняться с земли, т. е. еще до того, как они успевали встать в полный рост. Каждый солдат должен усвоить, что при броске вперед наиболее опасным для него моментом является [53] переход в состояние движения. Именно в этот момент он представляет собой наиболее удобную цель для противника.
Столь же важно всестороннее использование местности. Умение укрываться на затененном пространстве стоит того, чтобы на это затратить час занятий. Заставьте половину солдат отделения повернуться спиной и затем разместите остальных в тени. Для них станет совершенно очевидно, что солдат, фигура которого находится [54] в тени, представляет собой более трудную цель, чем солдат, отчетливо вырисовывающийся на освещенной солнцем местности. Часто солдат, укрывшийся в тени кустарника, может долго оставаться незамеченным на расстоянии каких-либо пятнадцати метров от вражеского наблюдателя.
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ОБУЧЕНИЯ
Необходимо соблюдать последовательность в обучении, что обеспечивает наиболее четкую отработку навыков ведения наступательного боя, включая пояснения, наглядный показ, применение полученных знаний на практике и проверку полного усвоения следующих вопросов:
— сочетание огня и маневра;
— действия отдельного солдата в бою;
— оценка местности;
— сигнализация в бою;
— подготовка в составе отделения;
— подготовка в составе взвода.

ГЛАВА 4.
СОЧЕТАНИЕ ОГНЯ И МАНЕВРА
Объекты атаки могут иметь различные размеры и формы. Одним из наиболее безобидных с виду объектов, описанных в военной истории, была, пожалуй, сельская ферма, над которой возвышались развалины жилого дома. Однако под безобидной внешностью скрывалась опасность: за стенами «сельской фермы» в бетонированном доте находились 105-мм орудия. Так выглядел объект атаки подразделения, типичный [55] для боевых действий в период вторжения союзников в Нормандию в 1944 году. Возможно, он типичен не только для этой операции. Объекты атаки пехотных подразделений не являются чем-то необычным. На практических занятиях эти объекты должны выглядеть совершенно реально.
ОСНОВА ТАКТИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ
Батальон является первичным подразделением, способным осуществлять самостоятельные действия, и основным тактическим подразделением армии. Конечной задачей подготовки, в ходе которой отрабатывается сочетание огня и маневра, является обеспечение решительных, непрерывно развивающихся наступательных действий передовых подразделений пехотного батальона. Первая фаза обучения начинается с отработки действий группы из двух солдат: один из них ведет огонь по противнику, в то время как другой выдвигается на позицию, расположенную впереди. Именно здесь в основном развивается боевое чутье солдата, без чего невозможно добиться максимальной эффективности действий подразделения в наступательном бою.
Подготовка начинается на учебном полигоне. С самого начала занятий попытайтесь создать наиболее реальную обстановку. Ознакомьтесь с окружающей местностью в районе учебного поля. Разместите в разных местах несколько толовых шашек. Подожгите кучи мусора и щепок, чтобы образовался дым и запах гари в воздухе. Приведите сюда солдат в расчлененном походном порядке. Отдавая распоряжения, представьте себе, что вы находитесь в реальных боевых условиях. [56]
Выделенная вами группа, состоящая из двух стрелков, направляется к исходному рубежу. Солдаты занимают те позиции, которые они заняли бы, действуя в составе отделения, сближающегося с противником, когда в любой момент противник может открыть по ним ружейно-пулеметный и артиллерийский огонь.
В это время следует подорвать заряды тола. [57]
На заранее избранном рубеже «противник» должен открыть по группе интенсивный прицельный огонь. Так начинается отработка первого и наиболее элементарного тактического упражнения. Позиция противника, к которой продвигаются солдаты, должна быть оборудована мишенями, регистрирующими попадания. Можно использовать появляющиеся мишени и мишени, взрывающиеся при попадании. И те, и другие следует разместить на позициях, правильно выбранных в тактическом отношении и хорошо замаскированных.
Попав под обстрел противника, группа стрелков должна залечь и открыть ответный огонь по целям, избранным по своему усмотрению. Старший группы первым начинает бросок, вскакивая на ноги и делая короткую перебежку к новой позиции, расположенной ближе к противнику. После того как первый солдат занял позицию и возобновил огонь, другой солдат, следующий за ним, также делает бросок и занимает позицию, расположенную еще ближе к противнику. Итак, два солдата поочередно продвигаются к противнику: один ведет огонь, другой в это время продвигается вперед. Они продолжают действовать таким образом до тех пор, пока оба не окажутся около намеченного к захвату объекта. (Когда условия местности или необходимость обеспечить безопасность требуют проявления особой осторожности, огонь по противнику разрешается вести лишь солдату, находящемуся ближе к мишеням.)
Добейтесь, чтобы группы стрелков могли вести точный прицельный огонь, умели выбрать, удобные огневые позиции, не обнаруживали себя без [58] необходимости, не представляли собой заметной цели при передвижении и действовали слаженно. Когда, все солдаты отделения усвоят методы действий в составе стрелковой группы, их можно считать подготовленными к следующему этапу обучения.
После того как солдаты продемонстрируют умение точно рассчитывать время, выбирать огневую позицию, правильно совершать перебежку и всесторонне использовать условия местности, можно провести заключительные занятия с включением в них атаки на условного противника. Метание гранат на последнем этапе боя увеличит интерес к этим занятиям.
ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАНЯТИЯ ЗАКРЕПЛЯЮТ ЗНАНИЯ
Масштабы проведения практических занятий с неоднократной отработкой элементов наступательного боя для подготовки солдат к правильным действиям в боевой обстановке зависят только от изобретательности и практического опыта руководителя. Развивайте в солдатах боевое чутье, тогда они смогут действовать быстро и решительно, несмотря на трудности, опасность и усталость. Обучайте группу из двух, трех и более солдат продвигаться вперед в трудных условиях местности таким образом, чтобы часть из них всегда была готова открыть огонь в то время, когда остальные продолжают движение вперед. При этих условиях противник, занимающий оборону, ни на мгновенье не может считать себя в безопасности. Такая подготовка является сложной проблемой, которая может быть разрешена только путем систематического обучения. [59]
Затем на поле выходят группы по пять человек. На этом этапе группа маневра и группа огневой поддержки отделения, меняясь время от времени своими ролями, усваивают первоначальные навыки сочетания огня и маневра, в то время как остальные солдаты отделения наблюдают за их действиями. При проверке личных качеств и знаний обучаемых солдат группа из двух стрелков может представлять собой группу огневой поддержки или группу маневра. Отработку [60] точно рассчитанного по времени продвижения, от которого зависит успех действий группы маневра и группы огневой поддержки отделения, лучше всего проводить в составе групп из двух стрелков. В этом случае необходимые навыки солдатами усваиваются легче, чем в том случае, когда в занятиях участвует отделение в полном составе. Руководитель должен выявить солдат, которые не усвоили изучаемого упражнения и ограничиваются лишь тем, что повторяют действия других солдат отделения. Такие солдаты будут совершенно бесполезны в бою. Однако из-за них все же следует задержать обучение отделения в целом и более тщательно отработать все маневры в различных условиях местности.

ГЛАВА 5.
ОДИНОЧНАЯ ПОДГОТОВКА СОЛДАТ
Для солдата на поле боя понятия «победить» и «остаться в живых» являются синонимами.
Отбитая противником атака или отданная ему оборонительная позиция стоят потоков крови. Солдат приобретает боевую сноровку на переднем крае и на практических занятиях. Никакие пояснения не смогут компенсировать отсутствие реального противника. И тем не менее путем систематической тренировки в солдате могут быть развиты боевое чутье, уверенность в себе, быстрота действий и умение точно выполнять все приемы, необходимые в бою, причем в такой степени, чтобы каждое правильное действие в бою осуществлялось автоматически. Для этого необходимо, [61] чтобы солдат прошел одиночную подготовку в различных условиях местности, научился использовать лучшие укрытия, выбирать наиболее удобные подступы к расположению противника, развил в себе умение скрытно продвигаться вперед и усвоил все остальные навыки, обеспечивающие эффективность его действий в составе роты, перед которой стоит задача войти в соприкосновение с противником, с тем чтобы уничтожить его или захватить в плен.
На занятиях с отдельными солдатами рекомендуется сравнивать курс одиночной подготовки с тренировкой спортсменов. Тренер, ведущий подготовку футбольной команды, посвящает целые часы обучению практике бега по пересеченной местности, уменью уклониться от нападения, блокированию своего противника и другим простейшим приемам, овладение которыми приводит к победе в игре. Обучаясь действиям в бою, солдат готовится к более серьезному соревнованию. Внимание солдата на занятиях будет повышенным, если он усвоит назначение одиночной подготовки: сохранение в бою жизни отдельных солдат, обеспечение успеха его подразделения и в конечном итоге победы в войне.
ВЫБОР УЧЕБНОГО ПОЛЯ

Выбор учебного поля для одиночной подготовки солдат должен осуществляться с учетом необходимости обучения солдат действиям в самых разнообразных условиях местности. Чувство уверенности в своих силах возрастает у сообразительного солдата, если местность может предоставить ему укрытие и позицию для ведения огня. Руководителю следует научить солдат использовать [62] преимущества местности для своей безопасности и облегчения продвижения к позициям противника. Подыщите большое поле, усеянное воронками от снарядов, пнями, поваленными деревьями, покрытое зарослями кустарника и другими укрытиями, т. е. такое поле, где есть хорошие возможности для выбора и оборудования огневой позиции. Это одинаково поможет проведению занятий [63] и проверке знаний как обучаемых солдат, так и самого руководителя.
Обучение по курсу, который должен быть пройден каждым солдатом, следует организовать на местности, где атакующему придется мгновенно решать вопрос о выборе огневой позиции и укрытия или о направлении своего продвижения вперед. Колебания и неоправданное обнаружение себя в бою могут стоить солдату жизни. Следовательно, во время занятий солдату всегда надо помнить о своей конечной задаче. При задержке продвижения вперед солдат должен все видеть, оставаясь невидимым для противника, должен быть готов открыть прицельный огонь с любой занятой им позиции и двигаться вперед по направлению, которое обеспечит удобные укрытия, не создавая препятствий на пути.
Наиболее удобным для обучения отдельных солдат является V-образный участок местности. Исходный рубеж должен располагаться в остром углу участка, разделенного на три отдельных сектора, четко обозначенных на местности для того, чтобы каждый солдат был в состоянии рассмотреть границы, определяющие направление его движения вперед. В этих целях может быть использована тесьма.
ПРОВЕДЕНИЕ ОБУЧЕНИЯ
Отделение является наиболее подходящим подразделением для проведения занятий на описанном выше учебном поле. Трое или более солдат располагаются одновременно в различных секторах поля. По свистку они начинают движение, перебегают на новую огневую позицию, бросаются там на землю и изображают ведение [64] огня по противнику. Это упражнение повторяется до тех пор, пока не будет пройдено расстояние до позиций противника. Желательно, чтобы расстояние от исходного рубежа до объекта атаки составляло около 300 м.
Первые 250 м должны быть предназначены для отработки методов продвижения вперед, на последних 50 м следует расположить замаскированные цели, изображающие противника. Важным элементом проверочных занятий является обнаружение солдатом этих целей с огневой позиции или в ходе продвижения. Цели должны как-либо отмечать попадания, чтобы можно было установить точность стрельбы каждого солдата и его умение наблюдать за полем боя.
Установленные на учебном поля возникающие мишени создадут при проведении занятий наиболее реальную боевую обстановку.
Интерес к обучению может быть увеличен назначением в каждый сектор посредников, которые давали бы оценку действиям участников занятий по тому, как те отрываются от земли, совершают перебежки, выбирают позиции, занимают их и используют естественные укрытия. При этом надо учитывать умелое использование местности, каждый прием, который может способствовать безопасности солдата в момент преодоления им пространства, обстреливаемого противником. Соответственно необходимо конкретно отмечать ошибки, сделанные солдатами, чтобы на этих примерах показать, как избежать опасных и неправильных действий, которые на поле боя могут привести к гибели.
Занятия с отделением следует чередовать в различных секторах так, чтобы каждый солдат [65] отделения имел возможность решить задачи, поставленные перед ним по программе одиночного обучения, в различных условиях каждого сектора. Если в ходе занятий не применяются боевые патроны, интерес к этим занятиям может стимулироваться привлечением в качестве «противника» солдат отделений, ожидающих своей очереди приступить к занятиям. Эти отделения должны расположиться на позициях, которые в действительности занял бы противник, но не обнаруживать себя. Если представляется возможным, следует подготовить позиции «противника» так, чтобы свои войска могли занять их, применяя боевые патроны. В этом случае занятия проходят в более реальных условиях, это помогает убедить солдат, что если в период наступления по оборонительной позиции непрерывно ведется огонь, то противник почти лишается возможности вести наблюдение или открыть прицельный огонь по атакующим подразделениям.

ГЛАВА 6.
ОЦЕНКА И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МЕСТНОСТИ
Точно в час, назначенный для начала высадки, десантные средства приблизились к берегу на расстояние около 100 м и солдаты бросились в воду, доходившую им до пояса. Некоторые из них кричали: «Мы уже на французской земле!». Все они, естественно, были воодушевлены и довольны тем, что на этот раз действуют не вхолостую.
К 1944 году эти солдаты, высадившиеся на берегах Нормандии, уже обладали навыками [66] оценки местности. Не тратя попусту времени, они использовали песчаные дюны за дамбой для укрытия от огня противника.
11 лет спустя другие солдаты показали иной способ использования местности. До этого только жители Нагасаки и Хиросимы оказались поблизости от места взрыва атомной бомбы. И вот в 1955 году части армии США, расположенные вокруг намеченного района взрыва атомной бомбы, благополучно перенесли этот взрыв и затем продвинулись через пораженную зону в целях использования результатов взрыва для развития успеха. Только во время операции «Дезерт Рок» (1955 г.) в районах взрыва находилось около 9000 солдат, а часть из них, укрывшаяся за естественными преградами, располагалась всего лишь в 2200 метрах от эпицентра.
Позднее учения оперативной группы «Рейзор» показали, что солдат может оставаться невредимым вблизи места взрыва атомной бомбы, даже если он находится вне укрытий. Результаты использования для укрытия складок местности неподалеку от атомного взрыва наглядно подтверждают, что земля всегда остается лучшим защитником солдат в бою.

ИЗУЧАЙТЕ МЕСТНОСТЬ ПЕРЕД ПЕРЕДНИМ КРАЕМ
Изучение местности следует проводить с большой осмотрительностью, иначе можно прийти не столько к положительным, сколько к отрицательным результатам. Офицер или сержант, проводящий занятия по этому вопросу, должен прежде всего учитывать, какое подразделение он обучает и на каком участке местности придется действовать [67] этому подразделению в боевых условиях. Слишком часто перед боем солдат донимают изучением общих положений, касающихся батальона или более крупных воинских формирований. Между тем отдельного солдата касается только тот участок поля боя, на котором продвигается его отделение.
Совершенно ясно, что обучение солдат умению сражаться без приказов или сигналов должно охватывать их действия только на относительно небольшом участке местности. Если руководитель ограничит район занятий пределами, необходимыми для развертывания взвода, любой солдат быстро поймет тактическое значение каждого участка поля боя.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРЕИМУЩЕСТВ МЕСТНОСТИ
С самого начала необходимо разъяснить солдатам сущность термина «оценка местности». Слово «оценка» применено вполне правильно. Каждый солдат, который стремится уцелеть в бою, должен быстро разобраться в тех преимуществах, которые может предоставить ему данный участок местности: как укрыться в кустарнике, как могут защитить его от пули камень или бревно, как даже небольшая канава позволяет с относительной безопасностью продвигаться вперед, как пригорок предоставляет возможность вести точный прицельный огонь. Усвоение всех этих положений не представит трудностей, если в ходе занятий отводится время, необходимое для тщательного изучения небольшого участка местности. [68]
ПРОВЕДЕНИЕ ЗАНЯТИЙ В РАЗЛИЧНЫХ УСЛОВИЯХ МЕСТНОСТИ
Во время занятий по этой теме следует неоднократно подчеркивать, что бой завязывается там, где происходит встреча с противником. Обычно атакуемая позиция располагается на гребне холма или на возвышенности, если такие имеются в данном районе, однако бой может происходить на огородах, возделанных полях и даже в непроходимых лесах. Таким образом, целесообразно проводить занятия в самых различных условиях местности, не выбирая для упражнений теоретически «типичный» участок.
ЧТО НАДО ИЗУЧАТЬ
Занятия по изучению местности можно сделать простыми, интересными и целеустремленными. Для обеспечения этого следует еще в классе неоднократно напоминать солдатам те вопросы, которые должны быть особенно хорошо усвоены:
1) возможное расположение противника и его секторы обстрела;
2) подступы к позициям противника;
3) слабые места в расположении противника;
4) позиции, удобные для группы огневой поддержки;
5) направление движения группы маневра;
6) запасные позиции.
Приведите отделение на подходящий для занятий участок местности и укажите условное расположение позиций противника. Далее руководитель дает ряд последовательных заданий: он приказывает отдельным солдатам выбрать исходную позицию для ведения огня группой огневой [69] поддержки; указывает путь, по которому должна следовать группа маневра; выбирает запасную позицию для группы огневой поддержки и позицию для ружейных гранатометчиков; показывает, как могут быть проведены ложные маневры (в целях маскировки действий отделения) и т. д.
Знания, полученные на занятиях по сколачиванию стрелковых групп и по одиночному обучению, следует применять в ходе изучения условий местности, подчеркивая тем самым взаимозависимость всех элементов подготовки. Ставьте вопросы так, чтобы выявить у каждого солдата отделения знание и умение оценить местность, чтобы выработать наибольшую согласованность действий отделения под огнем противника.
Каждое занятие следует начинать с объяснения действий противника в случае, если занятая им позиция подвергнется атаке. Затем руководитель последовательно переходит к принятию решения: как отделение будет сближаться с противником. На этом этапе обучения отделение следует вывести в поле и объяснить личному составу все преимущества и недостатки выбранного участка местности. В ходе заключительных занятий по теме «Оценка местности» необходимо проверить способность применения полученных знаний в полевых условиях на местности, отличной от той, на которой происходило обучение. Главная задача при этом заключается в следующем: в боевых условиях большинство солдат отделения должно быстро, не раздумывая, прийти к единому выводу относительно того, какой путь будет наилучшим для атаки противника на данном участке местности. В бою солдаты действуют так, как их учили. [70]

ГЛАВА 7.
ВАЖНЕЙШИЕ СИГНАЛЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В БОЮ
На всем протяжении военной истории, начиная с эпохи копья и щита и кончая появлением атомной бомбы, воин для связи в бою нуждался в простых сигналах. В прошлом случалось, что сигналы раскрывали противнику последующие действия. Известно, например, что армия Александра Великого до захвата Вавилона обычно свертывала лагерь по сигналу трубы. Однако позже Александр стал пользоваться менее демаскирующими сигналами, подаваемыми при помощи факела или дыма с башни вблизи его штаба. Во времена лука и стрел, в период так называемых «беззвучных войн» и в обстановке, более близкой к боевой, чем перемещение лагеря, воины поддерживали между собой связь при помощи голоса. Но появился мушкет, за ним — пушка, войны стали шумными, и возникла потребность в семафоре и зрительных сигналах. 280-мм атомное орудие, вертолеты, управляемые снаряды — все это решающим образом модернизировало бой. Но никто еще не сумел снабдить каждого солдата какими-либо средствами радио — или электронной связи. Следовательно, проблема связи между бойцами на поле боя остается пока нерешенной. Правда, в недалеком будущем возможно появление карманной радиостанции, но все же до тех пор, пока каждый солдат во взводе не будет иметь ее, не исчезнет необходимость в продуманной системе звуковых и зрительных сигналов. [71]
Хотя автор книги стремится изложить и обосновать такие практические методы боевой подготовки пехотных подразделений, которые позволили бы отказаться или свести к минимуму подачу устных команд или сигналов на поле боя, тем не менее общеизвестно, что четкие сигналы в огромной мере способствуют достижению успеха в бою. И в первую очередь такие сигналы нужны для того, чтобы предотвратить ошибки, которые приводят к неоправданным потерям в ходе сражения. Во всех случаях, когда подача сигналов целесообразна, они помогают командирам мелких подразделений передать свою волю подчиненным. Поэтому сигналам отводится важная роль в процессе обучения солдат действиям в наступательном бою. Умелое использование сигналов окажет существенную помощь при перестроении мелких войсковых единиц на поле боя.
ЗВУКОВЫЕ СИГНАЛЫ
Устав ФМ 7–10 предусматривает только три сигнала, подаваемые свистком. Такое количество оказалось явно недостаточным, и в результате сигналы свистком в нашей армии постепенно были забыты, а сам свисток был исключен из предметов табельного имущества. В данной книге я хочу настоятельно рекомендовать восстановить свисток в правах и пользоваться им в боевых условиях.
Звуковой сигнал — лучшее средство передачи в бою воли командира своим подчиненным. И нелепо лишать командира такого простого, легкого и ценного средства управления, каким является свисток. Пользоваться же им перестали из боязни привлечь внимание противника, хотя известно, [72] что во всяком деле страх — далеко не лучший советчик. Как можно требовать максимального напряжения винтовочного огня в ближнем бою и одновременно ограничивать использование звуковых сигналов на том основании, что они нарушают тишину?
В ходе боевых действий в Корее китайская пехота широко применяла трубы, свистки и другие средства звуковой сигнализации, чтобы каждый солдат мог ясно понимать как свои задачи, так и требования командира. Подобные методы куда более разумны, чем предписания, подавляющие любую инициативу. Безусловно, к свистку не следует прибегать без надобности. Звучать он должен только там, где расстояние, темнота или гул сражения не позволяют видеть или слышать самого командира.
СИГНАЛЫ СВИСТКОМ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ УСТАВОМ ФМ 7–10
Внимание — короткий сигнал.
Прекратить огонь — продолжительный сигнал.
Самолеты или танки противника — три продолжительных сигнала, повторяемые несколько раз.
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ (РЕКОМЕНДУЕМЫЕ) СИГНАЛЫ СВИСТКОМ
Отделение, атаковать с фронта — серия коротких сигналов.
Взвод, атаковать с фронта — один продолжительный сигнал, за которым следует серия коротких.
Отделение, маневр вправо — два коротких сигнала. [73]
Взвод, маневр вправо — продолжительный сигнал, за которым следуют два коротких.
Отделение, маневр влево — три коротких сигнала.
Взвод, маневр влево — продолжительный сигнал, за которым следуют три коротких.
СИГНАЛЫ РУКОЙ
Устав ФМ 7–10 содержит некоторое количество основных зрительных сигналов, необходимых на поле боя. В данной книге рекомендуется ряд дополнительных сигналов, а также уставные сигналы с измененным назначением, использование которых целесообразно или необходимо в боевых условиях. Вместе с тем остаются еще широкие возможности для экспериментирования и проверки зрительных сигналов на полевых занятиях в военных учебных заведениях, с тем чтобы окончательно решить, какие из них будут наиболее необходимы в бою. Следует выработать эти сигналы по возможности скорее и неуклонно пользоваться ими. Разумеется, сигналы, применяемые войсками на учениях, будут применяться и в бою. Если же в боевых условиях их окажется недостаточно, могут подаваться разного рода импровизированные сигналы, хотя, как правило, они и не бывают вполне удовлетворительными.
На вступительном занятии по использованию сигналов необходимо особо подчеркнуть тот факт, что условия применения их на поле боя далеко не те же самые, что на учебном плацу. Так, на плацу развертывание должно обеспечить занятие военнослужащими или подразделениями [74] положения относительно друг друга, строго определенного уставом. Тот же сигнал на поле боя имеет гораздо более широкое значение. Например, конкретный сигнал «Вправо развернись», поданный на поле боя, означает приказ командира взвода командирам отделений увеличить ширину фронта наступления вправо, после чего командиры отделений уже по собственной инициативе [75] выдвигают свои отделения на рубеж атаки вправо от направляющего отделения.
ПОРЯДОК ПОДАЧИ СИГНАЛОВ
Сигналы, описанные в этой книге, подаются в соответствующей обстановке командирами любых подразделений. Когда их подают командиры взводов, они обычно означают перестроения или действия, относящиеся ко взводу в целом. Командиры отделений дублируют эти сигналы или подают свои собственные, которые имеют такое же значение, как и сигналы, поданные во взводе. Например, командир направляющего отделения, приняв сигнал командира взвода «Атаковать с фронта», просигнализирует: «К бою, вперед». Командир второго отделения должен подать такие сигналы, чтобы его отделение наступало не только прямо, но и правее направляющего отделения. Исключением является такой случай, когда командир взвода сможет каким-нибудь образом привлечь внимание нужного ему командира отделения и передать ему с помощью сигналов команду, относящуюся только к данному отделению. В этом случае для передачи команды можно воспользоваться сочетанием нескольких сигналов. Уставные перестроения взвода рассматриваются в главе 9.
СИГНАЛЫ РУКОЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ УСТАВОМ ФМ 7–10
Внимание — поднять руку над головой и несколько раз повторить быстрое движение из стороны в сторону. [76]
К бою. Огонь — сделать несколько толчков кулаком в нужном направлении.
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ (РЕКОМЕНДУЕМЫЕ) СИГНАЛЫ РУКОЙ И УСТАВНЫЕ СИГНАЛЫ С ИЗМЕНЕННЫМ НАЗНАЧЕНИЕМ
Действия Используй сигнал, установленный для команды Описание сигнала
Фронтальная атака отделения «К бою, вперед» Сделать несколько толчков кулаком в нужном направлении
Фронтальная атака взвода «К бою, вперед» Сделать несколько толчков кулаком в нужном направлении
Маневр отделения вправо «К бою, вперед» Сделать несколько толчков кулаком в нужном направлении
Маневр взвода вправо Сигнал, ранее установленный для команды «Вправо развернись» Вытянуть обе руки в стороны на высоте плеч. Поднять правую руку над головой и опустить через сторону до уровня плеча. Если необходимо, повторить
Маневр отделения влево «К бою, вперед» Сделать несколько толчков кулаком в нужном направлении
Маневр взвода влево Сигнал, ранее установленный для команды «Влево развернись» Вытянуть обе руки в сторону на высоте плеч. Поднять левую руку над головой и опустить через сторону до уровня плеча. Если необходимо, повторить [77]


ГЛАВА 8.
ПОДГОТОВКА В СОСТАВЕ ОТДЕЛЕНИЯ
Однажды взвод неполного состава решил судьбу целого батальона, вновь подтвердив известное правило: нельзя недооценивать влияния даже нескольких солдат на исход боя. Эпизод этот произошел в 90-й пехотной дивизии при форсировании ею реки Мозель.
Немецкие контратаки отбросили северный фланг дивизии. Незадолго перед рассветом снаряды артиллерии противника обрушились на усталых, покрытых грязью и копотью солдат 1-го батальона 359-го полка. Внезапно среди частых разрывов этого адского налета показались три немецких самоходных орудия. Два из них вскоре были подбиты батальонными противотанковыми орудиями, однако батальон дрогнул и начал отходить. Дело бы обернулось совсем плохо, если бы не один взвод, изменивший ход событий по-своему, а взвод этот насчитывал в то время всего десять человек! Десять человек из потрепанного взвода роты А нанесли противнику удар во фланг и расстроили его боевой порядок. Вскоре по немцам пристрелялась артиллерия 90-й дивизии, и противник был вынужден отказаться от дальнейшего продвижения. К 9.00 1-й батальон сам перешел в атаку, а к 10.00 полк наступал уже на всем участке.
Теперь представьте себе взвод, оставшийся от батальона, уничтоженного атомным ударом противника. Там, где был батальон, остался взвод. И этому взводу, возможно, придется решать исход боя. Это уже случалось раньше, это же [78] может повториться и впредь. Уцелевшим нечего заниматься подсчетом потерь, они должны быть способны продолжать бой.
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ В ОБУЧЕНИИ
Ко времени, когда действия в наступлении начинают отрабатываться в составе отделения, каждый солдат должен ясно понимать значение этой темы и последовательность ее изучения. Тем не менее на отдельных этапах обучения в поле следует выделять основную цель — достижение такой степени взаимодействия, которая позволит небольшим подразделениям довести свои действия в бою до автоматизма и безостановочно продвигаться к позициям противника, причем без помощи устных команд или зрительных сигналов.
Тактические занятия начинаются на учебном плацу. Разбейте отделение на группу огневой поддержки и группу маневра. Объясните задачу каждой группе. Вслед за этим отработайте простые виды перестроений и маневров, с тем чтобы каждый солдат знал свою роль и место в составе подразделения. Подобная тренировка обеспечит в будущем взаимопонимание в полевых условиях.
ОБУЧЕНИЕ ГРУППЫ ОГНЕВОЙ ПОДДЕРЖКИ
Добейтесь прежде всего, чтобы все солдаты в группе понимали свою основную задачу — поддерживать сосредоточенным огнем продвижение группы маневра к позициям противника. Внушите каждому солдату, что он должен вести огонь по противнику, когда тот появляется в пределах досягаемости действительного огня, при любых [79] условиях. Это еще не означает, что огонь следует вести лишь по видимому солдату противника. Пулю надо посылать в каждый куст, в каждое укрытие, где может находиться противник. После этого разъясните солдатам группы поддержки, как выбирать рубеж, с которого удобнее прикрывать огнем группу маневра, не препятствуя ее продвижению. Одновременно подчеркните, что следует избегать такого положения, когда группа поддержки занимает рубежи на чересчур большом удалении от противника и не переходить на следующий, пока группа маневра не приблизится вплотную к позициям противника. Напротив, научите группу поддержки быстрее сближаться с противником и не ослаблять при этом огня. Необходимая степень согласованности в действиях обеих групп считается достигнутой, если в момент непосредственной атаки позиции противника группой маневра группа поддержки сблизится с ней на дистанцию одного броска.
ЗАНЯТИЯ С ГРУППОЙ МАНЕВРА
В район занятий группа маневра совершает пеший переход; здесь проводятся занятия по отработке навыков правильной оценки местности, изучаются приемы и действия, обеспечивающие успех в наступлении. Группа огневой поддержки тем временем тренируется в выборе на местности рубежей, откуда она могла бы обеспечить нужную огневую поддержку в боевых условиях.
Надо настойчиво внушать группе маневра, что каждый ее солдат должен вести огонь по противнику с любого удобного рубежа. Правда, иногда действия проходят на местности со скрытыми [80] подступами, благодаря чему к расположению противника можно подойти вплотную. Если, например, имеется овраг или другие естественные скрытые пути подхода, то, чтобы не обнаружить себя и не вызвать со стороны противника ответных действий, открывать огонь не следует. Однако такие условия для сближения являются исключением и лучшим прикрытием по-прежнему остается мощный огонь собственных средств. При переходе в атаку поддерживающий огонь из оружия всех видов должен достигать максимальной силы.
Руководителю занятий следует чаще подчеркивать тот факт, что в бою наступающий имеет большое психологическое преимущество, поскольку он полон веры в себя, в то время как обороняющийся охвачен сомнением и страхом. Командир никогда не поведет свои войска в атаку, если нет почти полной гарантии успеха, и обороняющиеся солдаты противника инстинктивно чувствуют это. Страх в сердце врага может оказать атакующим такую же поддержку, как и введенное в бой подкрепление.
Если позволяет обстановка, командиру следует громко подбадривать своих солдат, как это делается, например, на спортивных состязаниях. Такая поддержка вселяет силы в своих и деморализует противника.
Одна из крупных ошибок в обучении — это недооценка важности самообладания и выдержки в бою. Слишком часто войска несут ненужные потери на поле боя из-за того, что солдат обучили делать перебежки во весь рост даже там, где следует продвигаться медленно, переползанием. Когда каждый солдат полон решимости сблизиться [81] с противником во что бы то ни стало, скорость продвижения уже не имеет существенного значения. Если солдаты неуклонно сближаются с противником, а этого можно добиться всегда, успех обеспечен.
ОТРАБОТКА ДЕЙСТВИЙ ОТДЕЛЕНИЯ В ЦЕЛОМ
Обучая солдат действиям в составе отделения, руководитель должен помнить, что правильность действий отделения зависит от строгого, неукоснительного соблюдения основных принципов ведения ближнего боя. Меткий, умело организованный огонь из стрелкового оружия, правильные действия каждого отдельного солдата, увязанные с действиями других, и, наконец, искусное применение к местности — вот важнейшие факторы, определяющие успех подразделения в ближнем бою.
В ходе боя управление действиями недалеко находящихся солдат может в отдельных случаях осуществляться голосом; нередко целесообразно использование сигналов, которые должны быть хорошо усвоены. Однако очень часто солдаты будут инстинктивно повторять ранее изученные и твердо усвоенные приемы и дополнять их действиями, предпринятыми по собственной инициативе и основанными на знании того, как должно наступать небольшое подразделение в зависимости от характера местности. Решительные четкие действия командиров могут яснее показать, что требуется от подчиненных, чем команды или особые сигналы, подача которых к тому же связана с определенным риском. [82]
ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАНЯТИЙ
До начала занятий наглядно продемонстрируйте отделению, что потребуется от него в ходе наступления. Создайте на занятиях подлинную атмосферу боя. Используйте на учебном поле дымовые и толовые шашки. Добейтесь, чтобы подразделение продвигалось быстро и организованно. Если предполагается использование холостых патронов, поручите группе солдат изображать силы противника. При проведении занятий с боевой стрельбой показ будет особенно эффективен, если применяются взрывающиеся мишени. Показные занятия должны продемонстрировать строгое соблюдение фактора времени и четкое взаимодействие, а также убедительно доказать, почему необходимо взаимодействие в бою. Показ теряет всякий смысл, если он не убеждает.
Вслед за показом переходите к занятиям с отделением. Отработайте сперва движение в расчлененном походном порядке. Затем в заранее выбранном руководителем районе отделение попадает под воображаемый огонь противника. По возможности используйте группу солдат для действительного обозначения сил противника. К этому времени у солдат должно выработаться умение действовать так, как если бы перед ними находился реальный противник. Каждый солдат должен уметь ясно понимать задачу всего отделения, часть которой в бою он будет выполнять сам. Именно теперь руководитель доводит до сознания обучаемых два факта:
— впереди — сопротивляющийся противник;
— продвижение должно быть прикрыто огнем. [83]
ОБНАРУЖЕНИЕ ПРОТИВНИКА
Руководитель, выступающий в роли посредника, выясняет, откуда, по мнению солдат, противник ведет огонь (солдаты должны указывать не направления, а конкретные позиции); знают ли они, по каким целям надо вести огонь, и ведут ли его.
ДЕЙСТВИЯ КОМАНДИРА ОТДЕЛЕНИЯ
От командира отделения и его помощника следует добиваться энергичных и инициативных действий. Их решимость определяет весь характер наступления.
Руководитель в ходе занятий должен подчеркивать тот факт, что многократно повторенные действия и приемы вырабатывают почти мгновенную умственную и физическую реакцию, необходимую для самосохранения на поле боя.
Еще раз проследите выполнение данного упражнения и убедитесь, что:
1) командир отделения быстро определяет направление наступления для группы маневра;
2) помощник командира отделения своевременно выдвигает группу огневой поддержки на рубежи, откуда она может оказывать непрерывную и эффективную огневую поддержку;
3) каждый солдат отделения действует инициативно и энергично;
4) команды подаются и выполняются четко, а все солдаты отделения знают, кто заменяет командира отделения и его помощника в случае их выхода из строя.
Когда отделение попадает под прицельный огонь и каждый солдат инстинктивно стремится [84] найти укрытие, командир обязан без замешательства продолжать управление своим отделением в соответствии со сложившейся обстановкой, поднять его и повести вперед в заданном направлении. Если он не может хорошо просматривать поле боя с первой попавшейся точки, то изучает лежащую впереди местность и находит рубеж, располагающий наилучшим обзором. Перебежками, применяясь к местности, он передвигается на этот рубеж. Остальные солдаты группы маневра перебегают по одному и залегают недалеко от командира.
ПУЛЕМЕТЧИК
При каждой смене позиции пулеметчик должен держаться как можно ближе к командиру отделения, с тем чтобы в случае необходимости командир мог голосом управлять его огнем. При ведении огня из ручного пулемета все отделение наблюдает, где ложатся пули (если стрельба ведется боевыми патронами), и соответственно координирует свой огонь.
РАСПЛАТА ЗА СКОПЛЕНИЕ НА ПОЛЕ БОЯ
Бороться с обычной склонностью солдат скапливаться за небольшими, сравнительно надежными укрытиями трудно даже в период обучения. В бою подобная практика равносильна самоубийству. Надо знать, что три или четыре солдата, укрывшиеся вместе за бугорком, пнем или валуном, неизбежно привлекают внимание противника, который возьмет эту группу на прицел пулемета и откроет огонь при первой же ее перебежке. Тысячи людей заплатили своей жизнью за то, что уступили инстинктивному желанию держаться [85] вместе в минуту опасности. Бесконечно и число примеров того, как артиллерийский снаряд или мина скашивали всю группу. Бывалые солдаты, пережившие войну и ныне передающие свой опыт молодежи, знают на собственном примере, что действовать рассредоточенно на поле боя значит избежать напрасных потерь. В будущей войне это правило приобретает еще большее значение. И единственный способ глубоко внедрить его в сознание солдат и тем избежать дорогостоящих ошибок — это жесткая, не знающая скидок требовательность в ходе боевой учебы.
СБЛИЖЕНИЕ НА ДАЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ОГНЯ
Если расстояние до «противника» (мишеней) еще велико настолько, что ведение ответного огня по нему будет пустой тратой патронов, или если характер местности таков, что сводит на нет силу винтовочного огня, группе маневра следует продвигаться вперед перебежками по одному; частота и величина перебежек будут целиком зависеть от наличия укрытий и плотности огня противника.
СИГНАЛЫ
Дополнительно рекомендованные и уставные сигналы подаются лишь в случае необходимости. В бою или на учениях простым средством указания направления может служить, например, винтовочная дымовая граната, которая одновременно в какой-то мере служит и средством для маскировки. Также оправдано применение в дневное время винтовочных сигнальных ракет, если оно помогает управлять огнем поддерживающих средств. Использование дымовых гранат и [86] сигнальных ракет может оказать дополнительную услугу в тех случаях, когда у позиций противника имеются сухие, легко воспламеняющиеся заросли кустарника или трава. Кроме того, попадание осколков дымовой гранаты в расположение противника вызывает какое-то движение, которое обычно демаскирует противника.
ПОДДЕРЖКА ГРУППЫ МАНЕВРА
Действия группы огневой поддержки зависят от продвижения группы маневра. На ровной местности обе группы движутся на одной линии, но так, чтобы группа поддержки могла усилить огонь группы маневра, отвлечь от нее внимание противника и выйти на рубеж, откуда можно поддержать ее своим огнем наиболее эффективно.
КОНТРОЛЬ ЗА ХОДОМ ОБУЧЕНИЯ И РАБОТА ПОСРЕДНИКОВ
Командир взвода, руководитель занятий и все солдаты отделения должны понимать, что этап занятий в составе отделения имеет своей конкретной целью:
— научить личный состав взаимодействующих групп ценить усилия отдельных солдат;
— выработать у обучаемых способность быстро принимать правильные решения.
Чтобы приблизить обстановку занятий к боевой, руководители не должны позволять солдатам подниматься во весь рост, кроме как при перебежках в сторону противника. Занятия должны прививать обучаемым решительность, дерзость и умение трезво оценивать обстановку.
Начальный этап подготовки в составе отделения заканчивается тогда, когда группа маневра [87] и группа поддержки продвинулись на значительное расстояние, втянулись в наступление и ведут его согласованно. В этот момент руководитель приказывает всем подняться и оставаться на местах. Солдаты по его указанию оценивают свои позиции. Командир отделения и его помощник (или посредник, если он есть) обозначают небольшими флажками центры расположения группы маневра и группы поддержки. Отделение затем собирается в заранее намеченном месте для разбора, которым должно заканчиваться такое занятие. Руководители и посредники разбирают действия каждого солдата отделения. Однако особое внимание при этом следует обратить на правильность выбора направления наступления группой маневра и рубежей, занимаемых группой поддержки.
Солдаты постепенно осознают тот факт, что существует прямая зависимость между направлениями продвижения обеих групп и что направления, указанные командиром отделения и его помощником, являются вполне достаточным условием для дальнейшего продвижения почти без дополнительных команд. Уверенность в своих силах и знания солдат растут с каждым выполненным упражнением.
Все пехотные офицеры, включая офицеров полков и дивизий, должны понимать и неустанно пропагандировать тот факт, что обучение в составе отделения является важнейшим этапом подготовки, от которого в конечном счете зависит успех действий пехотинца в наступательном бою. Никогда нельзя считать бой выигранным, пока своя пехота не займет позиций противника. Используйте для занятий в поле любую местность [88] не очень далеко от расположения части или лагеря. Разнообразьте условия боевой обстановки, с тем чтобы занятия были еще более интересными, не забывая при этом проверять усвоение учебных вопросов. Если, например, вы практически отрабатываете тему «Принятие решения», выбирайте район занятий с учетом характера этого учебного вопроса. Как только отделение приступило к выполнению задачи и попало под огонь противника, действия групп маневра и огневой поддержки должны быть доведены до автоматизма. Именно в этот момент они должны быстро без обмена мнениями избрать участки местности, которые облегчат выполнение задачи. Сущность же такой задачи заключается в том, чтобы командиры упомянутых групп научились достигать молчаливого согласия относительно направления продвижения для группы маневра и в отношении рубежа, откуда группа поддержки может вести действительный огонь.
Как только отделение тщательно отработало какой-либо учебный вопрос, приступайте к следующему, не дожидаясь появления у солдат равнодушия к изучаемой теме. Ошибки могут быть и будут, но помните, что посредственное решение, проводимое в жизнь с настойчивостью и воодушевлением, принесет гораздо лучшие результаты, чем превосходное решение, выполняемое равнодушно.
ОТРАБОТКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Заключительный этап обучения содержит повторные упражнения для выработки четкого, инстинктивного взаимодействия между обеими [89] группами. Командир отделения и его помощник должны настолько изучить каждого солдата, чтобы знать наперед, как он будет действовать в той или иной обстановке. Солдаты в свою очередь должны в ходе занятий научиться заранее предвидеть, как будут действовать в конкретных условиях местности и обстановки командир отделения и его помощник.
КОНТРОЛЬНО-ПОВЕРОЧНЫЕ ЗАНЯТИЯ
Тактическая подготовка отделения завершается контрольно-поверочным занятием на местности. В ходе этого завершающего этапа обучения необходимо использовать боевые патроны, противник же должен быть представлен частично замаскированными целями, для поражения которых нужно вести прицельный огонь, причем такой плотности, которая в боевых условиях вынудила бы противника уйти в укрытие. В ходе этого занятия следует широко использовать ракеты, ружейные и ручные гранаты, а также прибегать к стрельбе через голову своих войск.
Обязательной составной частью поверочного занятия должно быть непосредственное овладение позициями противника как группой маневра, так и группой огневой поддержки. Максимальное приближение условий занятия к боевым — одно из основных требований при его проведении. Правильный расчет времени и четкое соблюдение плана взаимодействия на этом занятии достигается жесткой требовательностью в ходе предшествующего обучения. Солдату надо дать почувствовать: «Вот как выглядит настоящее наступление, завершаемое решительной атакой». Отделение [90] должно представлять собой здесь единое целое. Равнодушие и невежество равно наказуемы смертью. Каждое действие становится важным.

ГЛАВА 9.
ПОДГОТОВКА В СОСТАВЕ ВЗВОДА
Полковник Стэндиш писал в журнале «Комбат Форсиз Джорнэл» (апрель 1952 года):
«Генерал Маршалл установил, что существуют различные уровни боеспособности войск... Он пытался вскрыть причины этого явления. Прежде всего серьезные ошибки в наших методах организации наступления порождали в солдате чувство одиночества на поле боя. Когда обстановка осложнялась и возрастала опасность, а напряжение боя достигало максимума, он внезапно чувствовал себя совершенно одиноким, лишенным кого-либо, кто хотел бы помочь ему в эту минуту... Генерал Маршалл предлагал ряд мер для борьбы с этим злом... Их использовали, и они оказались эффективными. Его предложения, имевшие целью избавить солдата от чувства одиночества в бою, должны были понизить напряженность на поле боя. Чувство одиночества было большим злом в обстановке готовящейся атаки... Устранение этого неблагоприятного фактора позволяло большему проценту солдат, потерявших от страха трезвость мышления, прийти к выводу: «Я могу атаковать».
Существует много путей подхода к серьезной проблеме — как укрепить моральные силы войск перед атакой. В ходе тактической подготовки делается [91] упор на достижение такой степени совершенства при организации взаимодействия, которая заставит солдат знать и чувствовать, что они не будут одиноки в предстоящей схватке, что они могут уверенно положиться на правильность действий и решений своих соратников.
НАНОСИ УДАРЫ ПО УЯЗВИМЫМ МЕСТАМ
Чтобы создать своим войскам наиболее выгодные для наступления условия, нужно использовать любую слабость противника. Прорыв или охват его позиций, как правило, легче осуществить на флангах. Далее, стыки между подразделениями противника, если их удастся обнаружить, представляют также наиболее уязвимые места, поскольку именно здесь огневое взаимодействие организуется обычно хуже всего. Командиры каждой войсковой единицы — от отделения до дивизии — должны стремиться любым способом вскрыть такие участки обороны противника и такие подступы к ним, которые обеспечили бы наиболее эффективное использование своих сил и средств.
В масштабах взвода атаки, как правило, являются фронтальными, поскольку ответственность за маневрирование подразделениями с целью нанесения удара по наиболее слабому участку обороны противника несут главным образом командиры батальонов и рот. Однако командиры взводов, их заместители, командиры отделений и даже отдельные расчеты не должны упускать ни одной возможности, позволяющей использовать ошибку противника, которую тот допустил в ходе ближнего боя. История изобилует примерами того, как успех в бою вырастал [92] из смелых действий командиров мелких подразделений или отдельных солдат, обладавших инициативой и решимостью без промедления использовать благоприятную обстановку.
ЦЕЛЬ ПОДГОТОВКИ В СОСТАВЕ ВЗВОДА
Во избежание возможных недоразумений следует сказать, что излагаемые здесь методы обучения солдат в составе взвода предлагаются лишь как дополнение к обычным руководствам по тактической подготовке, столь успешно преподаваемой в пехотном училище. Общеизвестно, что наступлению предшествуют ясные и немногословные приказы, призванные изложить и объяснить весь план боя. Несомненно также, что четко организованное наступление предусматривает предельно быстрое выдвижение группы маневра на рубеж атаки под прикрытием поддерживающих средств. С выходом на рубеж атаки подразделение завершает развертывание и начинает атаку самого объекта. В благоприятных условиях после пересечения исходного рубежа подразделение не вступает в мелкие стычки с противником, и поэтому при развертывании в цепь на рубеже атаки каждый солдат сохраняет силы и готовность атаковать. Однако в бою мы почти никогда не встречаемся с такими условиями. Кто предугадает, какое сопротивление встретится на пути между исходным рубежом и рубежом атаки? Кто может сказать, что с началом атаки огонь по противнику из личного оружия и поддерживающих средств помешает ему обрушить на нашу наступающую пехоту ответный губительный огонь? Можем ли мы допустить, чтобы наступление захлебнулось потому лишь, что мы не предусмотрели [93] возможности подобных действий со стороны противника? Такая возможность должна быть предусмотрена. Существование ее лишний раз подчеркивает всю важность решительных наступательных действий с нашей стороны. Даже в том случае, когда наступление идет строго по плану, когда пехота закрепляет захваченную местность и успешно продвигается к последующим рубежам, управление огнем поддерживающих средств становится все более затруднительным. Более того, обстановка боя часто не позволяет отдавать приказы и распоряжения. Следует также отметить, что как в ходе длительного сражения, так и при быстро меняющейся обстановке преследования, когда бой распадается на ряд стычек мелких подразделений, управление войсками с помощью команд и устных распоряжений становится весьма трудным или совсем невозможным. И в бою это обычно является правилом, а не исключением. Поэтому в подобной обстановке особое значение приобретают легко воспринимаемые сигналы, постоянно действующие инструкции и т. д., помогающие командиру управлять дальнейшим продвижением войск без ненужной демаскировки, что уменьшает потери и способствует достижению успеха.
Очень часто командир взвода обнаруживает, что события на поле боя приобретают настолько неожиданный оборот, что исключается почти всякая возможность следовать предписанному порядку действий, хотя это и желательно. Основная задача командира взвода — обеспечить вступление в бой своих отделений в нужный момент на наиболее выгодном участке местности, добившись полного взаимодействия между огневыми средствами [94] и своими подразделениями. В ходе подготовки пехотного взвода как раз и отрабатываются такие методы организации взаимодействия и управления, которые помогут обеспечить успех в обстановке, не позволяющей командиру взвода управлять своими подразделениями с помощью устных команд и приказов.

СТРОИ И БОЕВЫЕ ПОРЯДКИ ВЗВОДА
Определить заранее построения, пригодные для любой обстановки, в которой может оказаться командир взвода, невозможно. Однако возможно и целесообразно установить некоторое ограниченное число основных порядков, которые обеспечат удобства управления, взаимодействие и взаимопонимание между отделениями и вместе с тем будут пригодны в большинстве случаев боевой обстановки. Эти порядки должны позволять обходиться почти целиком без команд и сигналов, иначе они будут бесполезны в условиях напряженного боя.
В наступлении взвод может принимать следующие, предусмотренные уставом строи и боевые порядки: колонна взвода, взвод в линию, углом назад, углом вперед, уступом влево и уступом вправо. Для учебных занятий из них наиболее целесообразны четыре: колонна взвода, взвод углом вперед, уступом вправо и уступом влево. Чаще других применяется колонна взвода, поскольку она обеспечивает наибольшую надежность управления при сближении с противником. Головное отделение в колонне при построениях углом вперед, уступом вправо и уступом влево является основным во всех перестроениях взвода. Командир взвода обычно находится в голове [95] колонны с направляющим отделением и, конечно, почти всегда может отдать командирам отделений приказ, где и когда они должны перейти в наступление. После того как отделения получили объект атаки и заняли исходный рубеж, дальнейшее их продвижение осуществляется в соответствии с правилами, отрабатываемыми при подготовке в составе отделения.
Когда обстановка исключает подачу устных команд, командир взвода применяет для управления сигналы рукой или свистком, а отделения выполняют их, как это описано ниже.
ФРОНТАЛЬНАЯ АТАКА
Если взвод движется в колонне, первое отделение при перестроении атакует прямо, второе отделение выдвигается правее направляющего отделения, а третье отделение — левее. Отделение оружия и расчет реактивного противотанкового ружья движется согласно полученным распоряжениям или как показано ниже.
Если взвод движется углом вперед, головное отделение атакует прямо, а правое и левое отделения выходят на одну линию с головным отделением и атакуют правее и левее его.
Если взвод движется уступом вправо, головное отделение атакует прямо, второе — правее, а третье — левее головного отделения, выходя на одну с ним линию.
Если взвод движется уступом влево, головное отделение атакует прямо, второе — левее, а третье — правее головного отделения, выходя на одну с ним линию.
Отделение оружия и расчет реактивного противотанкового ружья занимают рубежи, с которых [96] они могут поддерживать наступление взвода. Эти огневые средства образуют взводные группы огневой поддержки и действуют подобно группе огневой поддержки пехотного отделения. Выбор позиций указанных огневых средств — справа, слева или в центре взвода — зависит от наличия условий для ведения меткого прицельного огня. Они присоединяются к пехотным отделениям сразу же, как только будет занят объект атаки, после чего автоматическое оружие выдвигается [97] на позиции, с которых можно усилить огонь взвода для отражения возможных контратак противника.
МАНЕВР ВПРАВО И ВЛЕВО
По команде (сигналу) «Маневр вправо» командир взвода готовит взвод к охвату позиции противника. Условия местности, а также удобства управления взводом заставляют сохранять интервалы между отделениями в бою. Величина интервала между центрами соседних отделений при [98] этом перестроении должна составлять от 90 до 140 м.
Если взвод движется в колонне, первое отделение атакует прямо, второе — стремится охватить противника справа, а третье — удлиняет фланг охвата еще более вправо.
Если взвод движется углом вперед, головное отделение атакует прямо, правое — охватывает противника правее головного, левое — осуществляет [99] широкий охватывающий маневр на крайнем правом фланге взвода.
Если взвод движется уступом вправо, головное отделение атакует прямо, второе — охватывает противника справа от головного, а третье — удлиняет фланг охвата еще более вправо.
Если взвод наступает уступом влево, головное отделение атакует прямо, второе — охватывает противника справа от головного, а третье — осуществляет широкий охватывающий маневр на крайнем левом фланге взвода.
Отделение оружия и расчет реактивного противотанкового ружья выбирают рубеж, откуда они могут поддержать наступление взвода. Их действия аналогичны действиям при осуществлении взводом фронтальной атаки.
Перестроение взвода для маневра влево осуществляется противоположно перестроению для маневра справа. Отделения, наступающие за головным отделением, развертываются влево. Направление наступления головного отделения является основным для всего взвода. Второе и третье отделения развертываются в цепь влево. Отделение оружия занимает рубеж, обеспечивающий наиболее эффективную поддержку наступления взвода. Его задачи при всех перестроениях взвода остаются в основном неизменными.
ДЕЙСТВИЯ КОМАНДИРОВ ОТДЕЛЕНИЙ
Следует постоянно помнить, что после развертывания пехотных отделений в цепь резко усложняется управление взводом. Оказавшись под огнем противника, солдаты непременно пытаются найти укрытие. Приняв сигнал, требующий осуществления [100] взводом того или иного маневра, командиры отделений подают команду «Изменить направление» или «Следовать за мной» и увлекают за собой отделения в нужных направлениях. Если движение можно совершать скрытно, отделение следует за командиром в колонне. Если скрытых подступов нет, солдаты продвигаются короткими перебежками, сохраняя основное направление движения. Командир отделения идет во главе, а его помощник следит за тем, чтобы все солдаты следовали за направляющим.
ВАЖНОСТЬ ПРАКТИЧЕСКОГО ОБУЧЕНИЯ
Секрет успеха при сколачивании боеспособного взвода заключается в повторных практических упражнениях. Только путем многократно повторяемых упражнений можно добиться той степени взаимодействия внутри взвода, которая необходима в бою. Достижение успеха на многих этапах боя зависит от того, насколько хорошо научились солдаты предугадывать наиболее вероятные действия своего командира в данной обстановке. Командир взвода должен знать каждого своего солдата, а те в свою очередь должны хорошо понимать его. Они ждут твердого руководства от своих командиров и доверяют им инстинктивно. Однако легких и коротких путей к завоеванию этого доверия нет. Только через трудные, подчас изнурительные, многократно повторяемые упражнения можно добиться глубокого понимания того, что умелые действия каждого в отдельности и всех вместе имеют исключительно важное значение в бою. [101]
ОТДЕЛЕНИЕ ОРУЖИЯ И РЕЗЕРВ
Основная задача отделения оружия — обеспечить огневую поддержку пехотным отделениям.
Командир отделения оружия должен внимательно следить за сигналами командира взвода, указывающими, куда переместить средства поддержки или где сосредоточить их огонь. Бездействие отделения [102] оружия и неэкономный расход боеприпасов одинаково неоправданы в бою. При отсутствии в ходе боя команд или указаний отделение должно вести огонь по любой подходящей цели. Выделение резерва — всегда серьезная проблема для командира взвода. Обычно эта роль возлагается на замыкающее отделение или на отделение, специально назначенное командиром взвода. В ходе занятий командир резервного отделения должен научиться различать обстановку, которая заставит командира взвода ввести резерв в бой, и быть готовым к этому. Отделение, назначенное в резерв, может быть использовано для оказания поддержки передовым отделениям, которые вынужденно или по ошибке отклонились от заданного направления, а также для отражения внезапных ударов противника. Командир взвода стремится не использовать резерв до тех пор, пока не убедится твердо, где именно нужно ввести в бой все свои силы. Командир резервного отделения обычно поддерживает зрительный контакт с командиром взвода и внимательно наблюдает за его сигналами или командами, чтобы избежать преждевременного развертывания отделения.
ПОЧЕМУ НУЖНЫ ИНТЕРВАЛЫ МЕЖДУ ОТДЕЛЕНИЯМИ
Привычка солдат скапливаться на поле боя — весьма опасное дело, подрывающее боеспособность отделения. Поэтому обучаемым подразделениям следует подробно разъяснить важность соблюдения в бою интервалов между солдатами. Если колонна гарантирует наилучшие условия для управления, то стрелковая цепь обеспечивает наибольшие удобства для ведения огня перед фронтом подразделения. При развертывании отделений [103] в цепь каждый командир должен обеспечить необходимое пространство для такого перестроения. Отделения, совершающие маневр вправо или влево, должны быть готовы к охвату фланга противника, если это окажется возможным.
МЕСТО И ОБЯЗАННОСТИ КОМАНДИРА В БОЮ
Успех любого подразделения в бою зависит от усилий и правильного руководства со стороны командного состава. В ходе огневого боя командир взвода и его помощник продвигаются, как правило, непосредственно за наступающими солдатами. Командир взвода обычно перемещается в сторону того отделения, которое вступает в бой последним. Помощник командира взвода руководит действиями солдат на противоположном фланге, а его заместитель направляет действия отделения оружия или любых приданных средств и оказывает содействие там, где в этом возникает необходимость.
Командир взвода и сержанты в ходе занятий и учений должны подавать пример правильных, умелых действий. Многочисленные примеры тяжелых потерь среди лейтенантов и сержантов — убедительное доказательство в пользу всяческого сокращения разного рода команд и сигналов на завершающем этапе атаки.

ГЛАВА 10.
ДЕЙСТВИЯ ДОЗОРОВ
Вот что рассказывают о действиях дозоров ветераны 106-й кавалерийской группы.
...Январь 1945 года, эскадрон В 121-го дивизиона. [104] Как-то вечером лейтенант Мартин сообщил нам, что мы должны действовать в дозоре перед своим передним краем... с задачей наблюдать за передвижениями противника.
Шел легкий снежок. Мы преодолели вырытые немцами траншеи, стараясь не обнаружить себя.
Когда мы прошли около трех четвертей пути до назначенного места, неожиданно начал кашлять Моури. Его сразу же отправили обратно, так как кашель мог нас выдать. Наконец, мы достигли цели и расположились в траншеях. У нас было три пулемета... у каждого пулемета — по два человека. Еще один человек находился у телефона...
Мы слышали, как с трех сторон вокруг нас разговаривали немцы, а когда снег переставал идти, мы могли даже видеть их. Мы вызвали огонь артиллерии...
Несколько минометов ответили на наш вызов... Совсем близко над нашими головами пролетали мины...
У нас была с собой пища, которую мы держали под шинелями, чтобы она не замерзла. Мы вели наблюдение в течение всего светлого времени, докладывая обо всем по телефону...
С темнотой наступило облегчение... После четырнадцати часов на морозе под непрерывно идущим снегом мы, семеро закоченевших и измотанных людей, двинулись к своим окопам.
Примерно в то же время лейтенанта Хейнса, сержанта Маккоя и шестерых солдат эскадрона А назначили в дневной дозор.
Снег был очень глубоким. Все мы надели на себя белые маскхалаты и вооружились автоматами и гранатами. Кроме того, мы захватили с [105] собой лестницу для переправы через ручей. Дозор продвигался вдоль железнодорожного полотна, миновал взорванный мост и вышел к отдельному зданию. Неожиданно немцы открыли огонь из реактивного миномета, двух — трех винтовок и пулемета. Лейтенант Хейнс был ранен, но очередью из автомата он успел убить немца. Гондескью бросил гранату... Мы начали отходить.
Лейтенант Хейнс, не требуя помощи, передвигался сам. Мы отошли назад под прикрытие строений за ручьем. Кое-кому пришлось переправляться через ручей вплавь... Последний забрал с собой лестницу. Затем Маккой нашел немецкие носилки, и мы понесли лейтенанта Хейнса...
Ни славы, ни наград, ни газетных сенсаций. Суровые фронтовые будни. Выходы в дозор, обнаружение противника и возвращение назад для доклада об этом командиру. Каждый день, каждую ночь лицом к лицу с противником.
Действия в составе дозоров, имеющих исключительно важное значение, должны быть подвергнуты самому тщательному изучению в ходе тактической подготовки отделения и взвода.
Ввиду того что действия боевого дозора ночью являются наиболее важными и в то же время наиболее сложными и опасными для выполнения, вопросы, освещаемые в данной главе, относятся только к этому виду дозоров. Однако состав дозоров и способы действий, описываемые здесь, применимы к любому дозору. Большинство рекомендованных выше методов обучения действиям в наступательном бою является логической [106] составной частью подготовки к действиям в составе боевых дозоров.
ОПАСНОСТЬ НЕДООЦЕНКИ ПОДГОТОВКИ К ДЕЙСТВИЯМ В СОСТАВЕ ДОЗОРОВ
В ходе тактической подготовки очень часто пренебрегают обучением действиям в составе дозоров. Боевые донесения подразделений времен второй мировой войны и войны в Корее свидетельствуют о том, что большинство дозоров высылалось на задание после весьма недостаточной подготовки или без подготовки вообще. Обычно командир полка или батальона приказывал командиру роты выслать дозор в определенный район. Эта задача ставилась командиру взвода, а тот в свою очередь вызывал добровольцев. Это повторялось сотни раз. В результате для выполнения задания собиралась группа людей, обладавших в большей степени личной храбростью, нежели умением действовать при выполнении такого рода задач.
Многие из участников дозоров, оставшиеся в живых, рассказывают, как командиры в последний момент поспешно импровизировали сигналы, состав дозора и порядок действий. Многие организованные и высылаемые по этому методу дозоры несли в результате неподготовленности неоправданные жертвы и, что особенно важно, ставили под угрозу выполнение основной задачи. Все, кому приходилось участвовать в подобных вылазках, обычно соглашались с тем, что необходимо иметь постоянно действующую инструкцию по подготовке дозоров. Любой, хорошо подготовленный солдат, выделенный в дозор, должен быть уверен в себе, должен знать те основы, которым [107] обучают участников дозора. Без этих общих основ подготовки у участников дозора не может быть уверенности, неоправданные жертвы неизбежны, а успех выполнения задачи сомнителен.

БОЕВОЙ ОПЫТ
Дней за 10 до начала весеннего наступления 1944 года в Италии я принял командование 350-м пехотным полком 88-й дивизии. Полк находился на позициях севернее реки Гарильяно, и не было никакой возможности восполнить недостатки в боевой подготовке его личного состава. События того периода весьма трудно описать. Это была довольно спокойная война, когда обе стороны осторожно прощупывали возможности друг друга. Мало кто знал, что за противник находился перед ним. Солдаты всегда ходили по двое или небольшими группами. На переднем крае они укрывались от огня противника в окопах, за скалами и бревнами. Однако почти ежедневно кто-нибудь становился жертвой снайперской пули или мины. Дивизионное кладбище расширялось.
Каждую ночь дозоры прощупывали передний край противника. Это была жестокая необходимость, которая приводила в ужас молодых солдат, впервые назначаемых для действия перед собственными заграждениями с целью обнаружить противника и, если возможно, захватить пленного. Я чувствовал необходимость показать солдатам, что не боюсь разделить с ними опасность. Однажды — это было моей первой вылазкой — я сопровождал дозор, действовавший в районе Касл-Форт. Отсутствие единого, хорошо [108] понятного всем порядка действий приводило в отчаяние. Весь наш план действий на случай встречи с противником был сплошной импровизацией. Мне помнится выражение глаз одного молодого офицера, который объяснял, как он предполагает выполнить задачу в ночном дозоре. Лицо его было слегка бледным, и когда я взглянул ему в глаза, то прочел в них мысль о том, что, возможно, сегодня ночью его убьют. С минуту я раздумывал, выискивая предлог для изменения задачи этой группы. Но сейчас же вспомнил распоряжение из дивизии, особо подчеркивавшее важность сведений, которые нам предстояло добыть. Конечной целью этого дозора являлось спасение множества человеческих жизней, поэтому мои колебания были неуместны. Единство действий разведдозора не отработано, не установлены сигналы, не предприняты и соответствующие меры по связи. Все, что я мог сделать, это лично проверить, чтобы каждый командир дозора имел определенный план действий и чтобы все участники дозора были детально проинструктированы и знали, что от них требуется. Вряд ли можно было ожидать, чтобы солдаты, проинструктированные в последние минуты, действовали точно по плану. Тем не менее дозоры вышли на задание согласно плану. Молодого офицера убили сразу же, как только мы миновали свои проволочные заграждения.
Это, насколько мне известно, только один из многих случаев, когда недостаточно подготовленные боевые дозоры выходили на задание и несли излишние потери во время боевых действий в Италии. Никогда не хватало времени, чтобы обучить солдат необходимым основам действий в [109] боевых условиях. То незначительное количество времени для боевой подготовки, которое мы имели в перерывах между боями, уделялось главным образом обременительному обучению нового пополнения, прибывавшего в наши обескровленные подразделения. Слишком мало было возможностей для обучения дозоров. Кроме того, поскольку в нашей учебной литературе ничего не упоминалось о действиях в составе дозоров, новое пополнение также не получало знаний, на которых можно было бы основать подобную подготовку.
В Корее, где я командовал 2-й дивизией, я создал единый основной курс по боевой подготовке дозоров, отвечающий тем требованиям, на которые я указываю в данной работе. Он имел относительный успех, но снова помехой являлся тот факт, что новое пополнение не имело ни малейшего понятия о подобной подготовке, а времени и возможностей для его обучения было слишком мало. Несмотря на это, подавляющее большинство дозоров действовало успешно. Таким образом, наша подготовка вполне себя оправдала.
ПОДГОТОВКА ДОЗОРА К ВЫПОЛНЕНИЮ ЗАДАНИЯ
Действия дозора в некоторых видах боя имели огромное значение. Приказ должен предельно ясно излагать задачу, поставленную дозору. Командир дозора обязан точно знать, какие к нему предъявляются требования, чтобы составить определенный план действий и отдать предельно ясный приказ подчиненным.
При наличии достаточного количества времени каждый выход дозора на задание следует прорепетировать [110] в мельчайших подробностях. Независимо от того, насколько хорошо солдаты знают сигналы и порядок действий в дозоре, проверка этих знаний перед выходом на задание сыграет положительную роль. Каждое действие дозора и участки местности в районе этих действий отличны друг от друга, поэтому отдельный солдат, выходя в дозор, должен в совершенстве знать особенности своей задачи. Репетицию следует по возможности проводить на местности, повторяющей или напоминающей ту, на которой предстоит действовать дозору. Если невозможно провести репетицию на подобной местности, необходимо изучить сигналы и отработать порядок действий, путь движения, возможное расположение противника, а также вступление в бой на ящике с песком. Отработка действий дозора на местности или на ящике с песком может быть дополнена составлением схемы маршрута движения.
ПЕРВОЕ СОПРИКОСНОВЕНИЕ С ПРОТИВНИКОМ
Все виды дозоров — сторожевой, разведывательный или боевой — предъявляют различные требования к участникам дозора. Для обеспечения уверенных действий необходимо применять уставные перестроения, с тем чтобы участники дозора могли свободно проявлять инициативу, будучи полностью убежденными в том, что их действия полностью соответствуют плану выполнения задания, отработанному в период подготовки. При этом не следует забывать основных принципов боя.
Обнаружение и установление расположения противника является обязательным требованием при вступлении с ним в соприкосновение. Для [111] того чтобы ограничить возможность передвижения противника и таким образом обеспечить желательную свободу действий для дозора, нужно заставить противника перейти к обороне. При первой встрече с противником дозор должен быстро и энергично использовать свое оружие. (Возможно единственным исключением из этого правила является разведывательный дозор, которому поставлена задача наблюдать за действиями противника.)
Обычно ночной дозор двигается в колонне или ромбом с укороченными дистанциями и интервалами, величина которых зависит от характера местности и видимости. При соприкосновении с противником рекомендуется следующее:
1. Назначенный ружейный гранатометчик (или командир дозора) стреляет осветительной ракетой в направлении противника.
2. Участники дозора, находящиеся в голове боевого порядка, немедленно открывают огонь по противнику, причем каждый выпускает из своего оружия не менее обоймы патронов, чтобы заставить противника раскрыть свои силы и расположение.
3. Как только ракета осветит местность, следует открыть интенсивный огонь фугасными и зажигательными гранатами из ружейных гранатометов. Каждый участник дозора, если позволяет его позиция, продолжает интенсивный огонь по противнику.
4. Командир дозора принимает решение и подает сигналы или отдает соответствующее распоряжение. Дозор должен быть всегда разделен на группы по два — три человека. Эти группы действуют, взаимно поддерживая друг [112] друга в бою и при выносе раненых. Когда сигналы требуют выдвинуться вперед или во фланг противнику, группы выполняют маневр во взаимодействии друг с другом.
СИГНАЛЫ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИЕ УСПЕХ ПРИ МИНИМАЛЬНЫХ ПОТЕРЯХ
Разведка противника может раскрыть значение общепринятых сигналов, подобных рекомендованным в этой книге, поэтому в каждом полку следует ввести для боевых дозоров некоторое количество дополнительных особо важных сигналов. Дополнительные сигналы должны получить такое же признание, как и общепринятые. Таким образом, дозоры могут быть уверенными в том, что противник, не имея последних сведений о наших войсках, не сумеет разгадать значения их сигналов. Например, сигнал «Отход» имеет огромное значение для своих подразделений, и дозору грозила бы гибель, если бы противник понимал значение этого сигнала. Импровизированные звуковые и световые сигналы должны только дополнять установленные. Примеры сигналов, которые могут применяться, следующие:
1. Сигнальные ракеты для вызова заранее подготовленного заградительного огня.
2. Сигнальные ракеты для обозначения переднего края при возвращении дозора запасным путем отхода.
3. Сигналы свистком для начала отхода.
4. Сигнальная ракета для вызова помощи при выносе раненых и т. п.
Сигнальные ракеты имеют большое значение, поэтому в ходе подготовки следует предусматривать [113] широкое использование световых сигналов после установления соприкосновения с противником. Положительные качества световых сигналов во время боя зависят от количества и частоты их применения. Если противник привыкнет к большому количеству и частому применению сигнальных ракет, к ним можно будет прибегать довольно свободно. Единственная ракета во время затишья на фронте может быстро вызвать артиллерийский огонь, тогда как десяток отвлекающих световых сигналов из разных мест, где нет сосредоточения личного состава, насторожит противника, но не даст ему возможности сосредоточить свои усилия на одном участке фронта.
СОСТАВ ДОЗОРОВ
Дозоры могут состоят из пяти, девяти или четырнадцати человек. Преимущество дозоров подобного состава будут рассмотрены ниже. Установленные общепринятые сигналы могут быть использованы при любых действиях дозора. Дополнительные сигналы, рекомендованные в этой книге, имеют важное значение для единообразия действий.
ДОЗОРЫ В СОСТАВЕ ПЯТИ И ДЕВЯТИ ЧЕЛОВЕК
Дозор из пяти человек состоит из двух групп по два солдата и командира дозора, сержанта или офицера. Дозор подобного состава высылается с ограниченной задачей обнаружить противника и добыть сведения о его расположении и силах. Дозоры, в зависимости от местности, обычно передвигаются в колонне или в боевом порядке ромбом. [114]
Такой дозор обычно прибегает к решительным действиям лишь тогда, когда возникает необходимость приостановить продвижение противника и получить возможность выйти из боя. Однако метод действий каждого дозора при соприкосновении с противником определяется полученной задачей и обстановкой.
Дозор из девяти человек является наиболее удобным по количеству, способным выполнить любую задачу средней трудности. Поэтому мы будем рассматривать в основном дозор подобного состава, так как на его примере можно наглядно показать действия группового дозора. В дозоре из девяти человек, который должен стать образцом для пехотных подразделений, командир имеет две небольшие подвижные группы, причем каждую можно разбить на две подгруппы из двух солдат, один из которых более опытный. Передовая группа из четырех человек является группой нападения, тыловая же группа обеспечивает прикрытие. Пехотное отделение как раз имеет состав, подобный дозору этого типа, и, таким образом, первичное подразделение пехоты может быть использовано в дозоре в полном составе. При получении особо важной задачи командиром дозора назначается офицер или опытный сержант. За счет командира состав дозора в этом случае увеличивается до десяти человек и, кроме того, обеспечивается более четкое управление. Дозор вышеуказанного состава может вести как наступательные, так и оборонительные действия. Огневая мощь отделения вполне обеспечивает выполнение таких задач.
Использование единого тактического подразделения особенно важно, так как при выполнении [115] поставленной дозору задачи необходимо исключительно тесное, взаимодействие, что может быть достигнуто только людьми, которые привыкли к совместным боевым действиям. Успех выполнения задачи в большинстве случаев зависит от дружбы коллектива, взаимного доверия и сколоченности подразделения. Поэтому пехотное отделение является наиболее подходящим подразделением для дозора. В каждом отделении любой роты найдутся храбрые и смышленые солдаты. Было бы грубой ошибкой набирать для выполнения специальной задачи добровольцев из разных отделений, если нет времени для репетиции и отработки в деталях этой задачи. Лучшие результаты обычно показывает группа, которая вместе обучается, работает и участвует в боях.
Действия дозора из девяти человек отвечают основным принципам действий отделения в бою, за исключением того, что в дозоре основное внимание должно уделяться круговому охранению отделения. Обычно дозор ночью движется в колонне, в которой передовая группа обеспечивает охранение с фронта, а тыловая группа из четырех человек — прикрытие флангов и тыла. Таким образом, тыловая группа в действиях передовой группы обычно участвует только косвенно.
БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ДОЗОРА
Фронтальная атака. По сигналу «Атаковать с фронта» четыре человека из передовой группы перестраиваются в линию и открывают огонь по противнику. Тыловая подвижная группа продвигается вперед на такое расстояние, чтобы поддерживать эффективное взаимодействие с передовой [116] группой и прикрывать ее огнем с правого и левого флангов. При продвижении отделения помощник командира, управляя боем тыловой группы, обеспечивает прикрытие флангов с тыла.
Маневр вправо. Сигнал «Маневр вправо» дается в том случае, когда командир дозора [117] принимает решение определить расположение противника и нуждается для этого в усилении огня перед своим правым флангом.
Тыловая подвижная группа выдвигается на одну линию справа от передовой группы и ведет огонь перед фронтом и в сторону правого фланга. Помощник командира отделения остается позади своей группы, чтобы обеспечивать [118] управление ею и предупредить неожиданное нападение противника с фланга.
Маневр влево. Выполнение маневра влево производится в таком же порядке, как и вправо, но только в сторону левого фланга.
В обоих случаях командир отделения и помощник командира отделения должны тесно взаимодействовать между собой, чтобы обеспечить охранение с флангов и тыла.
Отход. Часто действия противника определяют роль, которую играет тыловая группа дозора, и командир этой группы должен быть человеком способным и инициативным. Когда дозор уже ведет бой с противником, главная задача тыловой группы заключается в оказании поддержки передовой группе при ее отрыве от противника. В других случаях возникает необходимость прикрыть открытый фланг или не допустить охвата передовой группы преследующей группой противника. Приняв решение на отход дозора во время боя с противником, командир дает заранее установленный сигнал. Передовая группа, которой чаще всего требуется помощь и в которой обычно бывают раненые, отходит первой через позиции тыловой группы дозора, которая прикрывает ее отход своим огнем. Таким образом, при отходе боевой порядок отделения представляет собой как бы перевернутый боевой порядок дозора, сближающегося с противником.
Это же правило сохраняется и в том случае, если сигнал на отход дается, когда все подразделение ввязалось в бой с противником. Передовая группа дозора обычно ведет более тяжелый бой, и выход ее из боя поэтому обеспечивает тыловая группа, которая теперь играет роль [119] арьергарда. При всяком отходе обязательно должна сохраняться взаимная поддержка групп, Боевой дух дозора зависит от уверенности солдат, которые знают, что ни один из них не будет оставлен в случае ранения. Командир дозора обычно действует в составе передовой группы.
ДОЗОРЫ БОЛЕЕ КРУПНОГО СОСТАВА
Дозор из 14 человек высылается в том случае, когда для выполнения поставленной задачи сил отделения недостаточно. Пять человек, добавленные для усиления дозора, составляют арьергард, способный обеспечить необходимое охранение. Такая группа достаточно сильна, чтобы прикрыть отход или выполнить согласованный маневр. При встрече с противником дозор должен действовать в соответствии с заранее продуманным планом, допуская лишь минимальные отклонения от него.
Командиром дозора подобного состава целесообразно назначать офицера или опытного сержанта, освобождая, таким образом, командира отделения от ответственности за группу усиления и увеличивая состав дозора до 15 человек.
Более крупные дозоры составляются из определенного количества отделений полного состава после всесторонней оценки поставленной задачи. Такими дозорами командуют офицеры, и в их состав входят связные, при этом дозоры оснащаются необходимыми средствами связи. Два отделения могут составить отличный боеспособный дозор. Уставные сигналы для боя или же сигналы, рекомендуемые в данной книге, пригодны для любых боевых действий. Боевые дозоры, высылаемые в обстановке маневренного [120] боя, когда расположение и силы противника неизвестны, должны быть достаточно сильными для того, чтобы оторваться от противника, не попасть в засаду и отразить контрдействия противника. В этот дозор выделяется взвод в полном составе или даже рота.
СВЯЗЬ
Каждый дозор должен поддерживать связь со своими главными силами по радио или телефону. Даже у самого небольшого дозора должна быть радиостанция. Если возникает сомнение в целесообразности использования дозорами обычных каналов связи, следует подумать о применении ретрансляционной станции. В некоторых случаях дозор из пяти человек может быть послан глубоко в тыл противника, и если этот дозор не будет оснащен соответствующими средствами связи, все сведения, добытые им, могут утратить свою ценность.
О действиях дозора можно сообщить на ретрансляционные посты путем применения кодовых фраз по заранее установленному расписанию. Для связи на увеличенных дистанциях дозоры могут использовать безбатарейный телефон.
ПОДГОТОВКА ДОЗОРОВ — ЭТО БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА
Из всего вышесказанного неизбежно возникает множество вопросов, и это является свидетельством того, что проблема изучения действий дозоров, которую мы лишь в общих чертах осветили в данной главе, имеет исключительно важное значение. При обращении к ней следует Помнить, что обучение дозоров является особым видом тактической подготовки. Оно должно [121] стать неотъемлемой частью общей боевой подготовки подразделения. Четко действующие дозоры будут подготовлены в тех подразделениях, командиры которых постоянно помнят о необходимости обучения личного состава согласованным действиям.


ГЛАВА 11.
ТРЕБОВАНИЯ БУДУЩЕЙ ВОЙНЫ
Стремление найти наиболее легкое решение важнейших военных проблем существовало всегда. Оно тем более естественно в атомный век. Надо ожидать поэтому, что газетные корреспонденты еще более рьяно станут подсказывать решения, которые на словах обеспечивают наименьшие потери в войне. Именно этого и ждет от них читающая публика. Тем не менее никто еще не доказал, что противника можно победить без физического уничтожения его живой силы и без занятия его территории. С каждым новым шагом в развитии средств вооружения и способов транспортировки войск раздавались голоса людей, утверждающих, что пехота изжила себя. Однако в условиях сегодняшнего дня и близкого будущего потребность в хорошо обученной пехоте безусловно сохраняется.
УСЛОВИЯ МЕСТА И ВРЕМЕНИ МОГУТ МЕНЯТЬСЯ
Нет сомнения, что в будущей войне войскам придется рассредоточиваться на большие, чем до сих пор, интервалы, и не требуется особой фантазии для предположения, что дивизии первого эшелона будут быстро перебрасываться по воздуху на вертолетах или легких самолетах, повторяя [122] тем самым, но уже по-современному и в более короткие отрезки времени, тактические принципы прошлого, принесшие в свое время признание и славу кавалерии. При осуществлении таких перебросок система группового обучения, изложенная в этой книге, будет иметь чрезвычайно большое значение.
ПОСТОЯННО ДЕЙСТВУЮЩИЕ ИНСТРУКЦИИ
Начало второй мировой войны показало несостоятельность укоренившихся в армии методов боевой подготовки войск. Внезапно все поняли, что война стала настолько сложной и ожесточенной, что перечисление в каждом приказе массы разного рода подробностей, которые можно легко свести в постоянную инструкцию, потеряло всякий смысл. В результате появилось большое число различных постоянно действующих инструкций. Войска обучались движению по правой стороне дороги с соблюдением необходимых интервалов, транспортные колонны двигались уже по заранее составленным графикам движения. Стало правилом передвигаться на поле боя бесшумно, без подачи команд или приказаний громким голосом. Солдаты изучили обязанности свои и своих товарищей по взводу и т. д. В бою солдаты начали проявлять личную инициативу.
ОТРАБОТКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ — ОДНА ИЗ ОСНОВ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ
Обычно при отработке элементов ближнего боя вопросы взаимодействия как-то опускались. Надо сказать, что лишь очень немногие из наших офицеров имеют какой-либо боевой опыт, и в большинстве своем они не представляют себе, [123] как именно отдельные солдаты, командиры отделений или взводов координируют свои действия для наиболее успешного выполнения боевой задачи. Предложенный выше метод обучения по группам, взаимодействующим между собой, как раз и предназначен для восполнения этого серьезного недостатка в управлении мелкими пехотными подразделениями. Перечисленные методы обучения действиям в наступательном бою расширяют сферу применения постоянно действующих инструкций, с тем чтобы предусмотреть в них ряд особенностей ближнего боя. Младший офицер или солдат, имеющий боевой опыт, быстро поймет целесообразность предлагаемых методов обучения. Однако внедрение их в практику потребует прямой поддержки со стороны командиров батальонов и полков. Правильно организованные затем поверочные занятия докажут ценность этих методов для девяти из любых десяти обучаемых.
ГИБКОСТЬ
Конечно, всегда будут находиться люди, не побывавшие в ближнем бою, готовые встречать в штыки любое предложение и открещиваться от любых методов обучения, находя их неудовлетворительными. Есть люди другого сорта. Они не терпят каких-либо отклонений и изменений, забывая при этом, что боевые уставы и наставления пишутся их же братьями-офицерами, не свободными, как и все смертные, от ошибок. Любое такое подсознательное или сознательное сопротивление переменам должно быть сломлено. Крайне необходимо, чтобы старшие начальники изыскивали прогрессивные методы обучения [124] войск, отвечающие всем требованиям будущей войны. Можно, конечно, предвидеть возражения и такого рода, что наступление обычно начинается под покровом темноты и поэтому-де ряд предлагаемых методов обучения не имеет смысла в подобных условиях.
НОЧЬ — НЕ ПРЕПЯТСТВИЕ ДЛЯ НАСТУПЛЕНИЯ
Действительно, верно, что значительная часть наступлений, проведенных в ходе второй мировой войны, начиналась под покровом ночи, однако войска редко успевали выполнить конечную задачу за имевшиеся несколько часов темного времени и обычно продолжали наступать и после рассвета... Далее, после прорыва обороны противника, что является целью всякого наступления, начинается маневренный бой. Он слагается из продвижения мелких подразделений под огнем обороняющегося противника. А это как раз та обстановка, где в полной мере требуется выработанное в ходе учебы умение взаимодействовать. Именно здесь обучение пехотных подразделений действиям в наступательном бою и оказывает неоценимую услугу.
Таким образом, ночные действия не дают серьезных оснований для критики упомянутого курса подготовки. Далее, если мы попытаемся заглянуть в будущее, то увидим, что преимущества и трудности, создаваемые темнотой на поле боя, могут быть сведены почти к нулю. Освещение поля боя средствами, сброшенными с самолетов, стало общераспространенным. Позиции противника могут быть освещены также артиллерийскими, минометными и винтовочными осветительными боеприпасами, а инфракрасные прицелы [125] вообще предсказывают время, когда солдат сможет двигаться в темноте и использовать средства, которые обеспечат ему почти полную видимость. Уже в современной войне в ходе наступления поле боя ночью имеет освещение, достаточное для того, чтобы управлять наступающими солдатами, интервалы между которыми сокращены. Рекомендованные выше сигналы свистком могут, безусловно, оказаться полезными для управления и контроля за действиями отделений и взводов независимо от того, совершаются они днем или ночью.
ЭНТУЗИАЗМ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
Наконец, автор хотел бы подчеркнуть читателю необходимость воодушевления, энтузиазма и уверенности в действиях со стороны руководителей занятий. Можно смело заявить, что вся предшествующая учеба прошла впустую, если солдаты, вступив на поле боя, не знают твердо, как им действовать. Бывалые солдаты любят говорить новичкам: «Забудь, чему тебя учили. Так поступают все». Предшествующая боевая подготовка должна сразу показать всю ложь подобных рассуждений, а знания, полученные на занятиях, должны давать ответ на возникающие в бою вопросы.
Опытный руководитель заканчивает каждое занятие, создавая у подчиненных настроение уверенности в своих силах. При обучении действиям в наступательном бою каждый солдат может совершать те или иные ошибки. Исправление ошибок необходимо для достижения требуемого уровня знаний и навыков. Однако наряду с этим руководитель должен также отмечать любые [126] успехи солдат и проявление ими инициативы в ходе учебы. Что же касается ошибок, то в большинстве наступлений, приводивших к успеху, совершались отдельные ошибки, причем такие, которые на занятиях подверглись бы суровой критике. Вера в командира, уверенность в своих силах и готовность сблизиться с противником воспитываются в результате неустанного ознакомления солдат с реальными условиями боя. Солдаты-пехотинцы знают, что в ходе войны многие будут убиты, но никто не считает, что они умрут напрасно. Солдатам надо привить мысль, что их учат убивать с помощью продуманных согласованных боевых приемов и что, следуя тому, чему их учили, они имеют все шансы уцелеть. Необходимо всячески подчеркивать, что от солдат требуется решительное вступление в бой и сближение с противником. Никогда не совершает ошибки солдат, умирающий за свою страну с оружием в руках, лицом к врагу.
ВСЕМОГУЩАЯ ПЕХОТА
В условиях атомной войны пехота должна быть готова к любым видам транспортировки и к любым потрясениям. Независимо от средств доставки к месту сражения она должна принести с собой высокую боеспособность и умение наносить решающий удар в бою, выиграть который может лишь она. Обе эти предпосылки успеха скрываются в правильном обучении действиям в наступательном бою. Эта книга поможет пехоте выработать в себе такой автоматизм в действиях, который избавит подразделения от замешательства даже под атомными ударами противника. [127]
Хотя книга эта представляет собой исходный рубеж для обучения мелких подразделений пехоты, она также весьма полезна и для любого командира полка. Метод, изложенный в ней, последовательно использованный, для подготовки одиночного солдата, затем отделений и взводов, обеспечит, если его умело применять, сколачивание крепких и напористых подразделений, образующих в конечном счете отлично подготовленные батальоны и полки.


Создан 04 окт 2007



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником